Наш рынок уже натренирован на санкции

0
7

МОСКВА, 10 июн — ПРАЙМ, Илья Нестеров. Международные антироссийские санкции, оказывая лишь временный краткосрочный эффект нестабильности, натренировали отечественный рынок, который показывает свое умение противостоять напору. Об этом, а также о потенциале российского рынка акционерного капитала и публичного долга, в том числе перспективах выхода зарубежных эмитентов государственного и корпоративного секторов на российский рынок в интервью агентству “Прайм” на площадке Петербургского международного экономического форума рассказал первый вице-президент Газпромбанка Денис Шулаков.

– После введения новых антироссийских санкций последовала отмена ряда, в том числе международных, сделок на долговом рынке и рынке акционерного капитала. Много ли сделок Газпромбанка из pipeline было отложено?

— Международный и локальный рынки отреагировали на объявление санкций новым витком волатильности, и как следствие, ряд сделок действительно были отложены, как на государственном, так и на частном сегментах рынка. 

В такой волатильной обстановке Минфин принял решение отменить еженедельный аукцион по размещению рублевых облигаций федерального займа (ОФЗ), его примеру последовали эмитенты ранее объявленных сделок на первичном рынке корпоративных облигаций. На международном рынке еврооблигаций нам известно как минимум о четырех отложенных размещениях, рынок акций не стал исключением, скорее именно с него начались скачки волатильности, определившие решения эмитентов повременить с выходом на фондовые локальные и международные площадки.

Фактически c начала апреля из-за нового раунда санкций окно возможностей для размещений российских эмитентов за рубежом было закрыто.  После кратковременной паузы российский локальный рынок первичного долга, напротив, заработал, аукционы Минфина по ОФЗ возобновились, состоялись несколько сделок в банковском и корпоративном сегментах. Да, есть корректировка к целевым уровням, которые были до этих санкций, по отдельным сделкам, наверное, 50-60 базисных пунктов, но фундаментально это ничего не меняет, так как процесс возобновился.

– В принципе, каким вы видите эффект от санкций для России?

— Вопрос можно разделить на две части – кратковременный и принципиальный эффект. Это не первые санкции, они продолжают оказывать временный эффект нестабильности. Они одновременно носят все более и более целенаправленный характер, видимо, имея целью получить какой-то измеримый результат.

Санкции уже направлены на то, чтобы ограничить обращение акций публичных компаний, котирующихся на международных площадках, но опять же получился эффект обоюдоострого меча.

Фундаментально наш рынок уже натренирован на санкции. Мы, как русская гончая собака, – подтянутые, быстрые, нацелены на результат, потому что нас заставляют быть в оперативной готовности. С точки зрения подготовленности российского рынка к каким-либо колебаниям в целом, думаю, что у нас в этом смысле весьма “натренированный” рынок.

Введением международных стандартов финансового регулирования и плавающей ставки курса в 2014 году заложен рыночно-ориентированный фундамент, который позволяет быстро адаптироваться. Мы сумели подавить соблазн введения ограничений на вывоз капитала, и система стала работать, как сердечный клапан, в оба конца, поэтому деньги как выходили, так и возвращались все это время. Посмотрите на фактические данные по притокам ликвидности в облигации Минфина России – сегодня более 30% ОФЗ в руках нерезидентов.

Меры в отношении отдельно взятой компании или группы компаний принципиально не меняют контур взаимодействия нашего рынка с международным сообществом инвесторов, если мы сами не начнем себя закрывать или ограничивать. Рынок отыграл и будет отыгрывать эффект санкций дальше, и показывает свое умение противостоять напору. Я оптимистичен относительно рынка, поэтому считаю, что время запускать сделки.

– Когда, по вашему мнению, рыночная ситуация позволит эмитентам вернуться на рынок и возобновить приостановленные сделки? Стоит ли этого ждать в этом году? 

— Мы рассчитываем, что в этом году объемы размещения на российском облигационном рынке достигнут и превысят показатели прошлого года, на фоне высокой банковской ликвидности и прихода пенсионных денег. Мы оцениваем инвестиционную емкость локального долгового рынка в 4 триллиона рублей в 2018 году. Если в прошлом году объем рынка первичных размещений составил 3,2 триллиона рублей, мы рассчитываем, что в 2018 году объем составит 3,5 триллиона рублей.

Думаю, что к 2020 году объем долгового рынка может составить 16 триллионов рублей. Сейчас же существует дефицит предложения на нашем долговом рынке при подросших ставках.

Новым размещениям со стороны российских компаний препятствует возросшая стоимость заимствования на первичном рынке – так по бумагам первого эшелона (суверенные, квазисуверенные) доходность с начала апреля выросла на 50-60 базисных пунктов, в то время как по бумагам второго эшелона – на 60-90 базисных пунктов. Причиной этому  – значительное снижение риск-аппетита иностранных инвесторов к активам развивающихся рынков, включая Россию, и их “бегство в качество”, что привело к росту доходности UST 10 (десятилетние казначейские облигации США) до 3,10-3,15%, а также установление санкционного дисконта, который инвесторы применяют к российским заемщикам после 6 апреля. Это все срез ситуации в моменте.

В условиях низкой инвестиционной активности, комфортной накопленной ликвидности и возможности рефинансировать обязательства внутри страны, большинство эмитентов имеют ограниченную потребность в выходе на внешний рынок долга и готовы занимать только при комфортном уровне ставок. Снижение дисконта, вызванного санкциями, при отсутствии геополитической эскалации, возможно в течение нескольких месяцев.

В целом мы ожидаем, что объем размещений корпоративного сектора на внешнем рынке в ближайшие годы будет сопоставим с объемом погашений еврооблигаций, не попавших под санкции эмитентов (в отсутствии заметного роста инвестиционной активности). По нашим оценкам, можно говорить о потенциальном совокупном объеме выпусков около 12,5 миллиарда долларов — в 2018 году, 5,5 миллиарда долларов — в 2019 году.

– Вы можете рассказать о работе Газпромбанка с эмитентами СНГ – есть ли в pipeline банка сделки с ними? Интересно ли вам развитие этого направления бизнеса? 

— Газпромбанк проводит активную работу по развитию сотрудничества на рынках капитала дружественных России стран и развитию системы расчетов в национальных валютах, а также по привлечению суверенных и крупных корпоративных эмитентов на российский долговой рынок. 

Рынок готов к приходу эмитентов-нерезидентов, и мы работаем над несколькими сделками. Думаю, что пришло время суверенам выходить на российский облигационный  рынок и для этого здесь создаются условия. Это не только страны СНГ, но и те страны, с которыми у России перспективен рост взаимного товарооборота. Рост нашего экспорта обусловливает предложение торговым партнерам заключения контрактов и оплату товаров и услуг в валюте экспортера, то есть будет стимулировать заимствования в российских рублях со стороны нерезидентов.

Банк уже имеет опыт размещения иностранных заемщиков на российской платформе — казахстанской железнодорожной монополии КТЖ в 2017 году, ранее выпуски канадской компании Uranium One в 2011 году и в 2013 году, дебютный государственный выпуск на российском рынке Республики Беларусь в 2010 году. Мы внимательно следим за шагами Республики Казахстан. Видим, что размещения облигаций в национальных валютах находятся в зоне интересов международных клиринговых агентств и инвесторов.

– Как вы считаете, есть ли все условия для таких размещений? 

— Размещение суверенных облигаций на российском долговом рынке является логичным шагом по обеспечению доступа к динамично развивающемуся долговому рынку России, тех иностранных компаний, которые преследуют интересы бизнеса в России. 

Российский рынок капитала обладает всеми характеристиками либерализованного рынка с внедрением лучших западных практик. Есть необходимое регулирование и документарные форматы, есть инвесторы и, главное, бизнес-логика. Осталось, как говорится, “склеить”. 

– Москва станет именно международным финансовым центром?

— Москва имеет предпосылки для становления международного финансового центра, в силу того что Московская биржа является локомотивом развития рынка России – наш рынок на 99,9% биржевой. Риски контрагента в расчетах между инвесторами минимизированы техническим обеспечением Московской биржи и наличием центрального контрагента. Поэтому Москва на сегодняшний день реально подходящая точка для центра финансовых операций как минимум в рубле. Если рублевые инструменты начнут размещать иностранные эмитенты, то можно говорить о роли Москвы уже и как финансового центра.

– Как вы относитесь к проекту ОФЗ для населения – какие основные его плюсы и минусы? Готов ли Газпромбанк присоединиться к списку банков-агентов инструмента? 

— Я считаю, что это естественный инструмент развития финансовой грамотности населения и использования ресурсов граждан в виде банковских депозитов и денег “под матрасом”, которые никак не работают. По нашим оценкам, часть долгосрочных депозитов частных лиц может рассматриваться как ресурс для этого рынка, который сопоставим с объемом рыночных выпусков облигаций в обращении около 12 триллионов рублей.

Но этот инструмент должен популяризироваться и расширяться с точки зрения расширения списка эмитентов. Мы активно работаем с регионами, повышая доступность облигаций для населения. Выпуск Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) стал успешным примером. Он был подготовлен при непосредственном вовлечении и поддержке Минфина России. Фактически мы создали универсальный инструмент для российского субъекта, позволяющий на базе привычной для эмитентов инфраструктуры Московской биржи и НРД реализовать “народный” выпуск.

Преимущества “народных облигаций” заключаются в отсутствии рыночной переоценки актива для физлица и повышенная процентная ставка купона по сравнению со ставками стандартных выпусков ОФЗ. Мы наблюдаем постоянный рост доли физлиц в первичных сделках. В некоторых размещениях их доля может достигать 5-10% от объема эмиссии. 

– Планируете ли свои облигации для населения или подключаться к проекту Минфина в качестве агента?

— Мы не стремимся туда, где все и так работает, а работаем в регионах нашего собственного и клиентского присутствия, в ЯНАО, в частности. Помимо ЯНАО, проработка аналогичных предложений проводится еще в нескольких регионах.

– Рассматривает ли Газпромбанк возможность выпуска или организации размещения структурных облигаций в свете принятия соответствующего федерального закона? Какой потенциал у этого инструмента?

— Мы очень давно (как и ряд других участников рынка)  уже говорили об актуальности для российского рынка и, прежде всего, для российского инвестора публичного долгового инструмента с частичной защитой капитала. 

Подобные ноты широко распространены на внешних рынках. До настоящего времени для выпуска подобных инструментов российским банкам или профессиональным участникам рынка ценных бумаг приходилось привлекать иностранные юридические лица. Это несло определенные ограничения как для эмитентов, так и для инвесторов, тем более в условиях санкций. 

С моей точки зрения, принятие нового закона является логичным и необходимым этапом развития российского рынка. Рынок взрослеет, что и определяет повышение спроса на более рискованные, а значит и более доходные инструменты, конечно, поэтапно и начиная с вовлечения квалифицированных инвесторов. 

Мы, безусловно, планируем использовать структурные облигации для расширения линейки предлагаемых инструментов в интересах наших клиентов и видим в них большой потенциал. 

– Смотрит ли Газпромбанк на выпуск краткосрочных облигаций по примеру ВТБ и ВЭБа? Или это вам пока интересно лишь в качестве со-организатора выпусков ВЭБа? 

— Мы видим, и как потенциальный эмитент и как банк-организатор, что интерес к инструменту растет и у него есть высокий потенциал расширения базы инвесторов, участвующих в размещении, а соответственно, роста объема денежных средств, которые могут приходить в этот инструмент.

Краткосрочные выпуски позволяют, во-первых, самому заемщику иметь достаточно эффективную низкую ставку, благодаря обороту средств. Да, у него существует риск рефинансирования, но одновременно существует риск и у покупателя, которому нужно куда-то вкладывать эту ликвидность. Вопрос только в том, сколько на рынке таких покупателей — один или много. Нам приятно сознавать, что уже сейчас число инвесторов в краткосрочные облигации ВЭБа приближается к 10. Этот рынок набирает обороты.

Краткосрочные облигации позволяют улучшить диверсификацию казначейского портфеля, расширить возможности компаний по размещению свободной ликвидности. Интерес к этому инструменту растет не только среди инвесторов, но и среди эмитентов, у которых есть регулярная потребность в привлечении краткосрочного финансирования. Соответственно и банки также могут рассматривать возможности использования данного инструмента.

Целесообразно смотреть на инструмент как на дополнительную опцию для корпоративных инвесторов по размещению денежных средств. Рынок еврокоммерческих бумаг в мире является значительным по объему и высоколиквидным. Соответственно, и у нас есть перспективы для его развития.

– Расскажите, пожалуйста, сохраняет ли интерес Газпромбанк к организации сделок на рынке акционерного капитала? 

— Мы видим начало восстановления российской экономки и сохраняющуюся благоприятную конъюнктуру на сырьевых рынках, что создает для выходящих на IPO эмитентов возможности для повышения капитализации после размещений.

Рынок акционерного капитала – это следующая точка роста российского финансового рынка, после долгового. Поэтому, думаю, что рынок еще увидит в этом году как новые IPO, так и SPO, несмотря на негативные события, связанные с санкциями. На наш взгляд, следующей возможностью выхода на рынок акций в этом году может стать традиционное осеннее окно — с сентября по ноябрь.

– Вы недавно сказали, что одним из источников слабости финансового рынка РФ является отсутствие четко поставленной задачи сделать рубль валютой международных заимствований. В это же время, комментируя на заседании Госдумы выступление лидера КПРФ Геннадия Зюганова, президент России Владимир Путин согласился с ним в том, что надо снижать зависимость курса рубля от доллара. Как вы считаете, могут ли подобные словесные интервенции от главы государства стать отправной точкой для наращивания российскими компаниями рублевых заимствований на международном рынке и в целом для усиления позиций России как международного финансового центра?

— Для усиления позиций России и национальной валюты должны быть созданы основные макроэкономические условия. А наращивать ли в портфеле валюту или рубли, инвесторы и участники экономической деятельности решают сами. Рубль уже стал валютой для принятия инвестиционных решений, обратите внимание на долю нерезидентов на рынке государственных бумаг. Вопрос наращивания российскими компаниями рублевых заимствований на международном рынке – это вопрос потребности эмитентов размещать такие заимствования, а инвесторов – приобретать. Российские власти и регулятор делают все, что в их силах, чтобы российский рубль был конкурентоспособен на мировой арене. Все эти усилия не проходят даром. 

С точки зрения эмитентов — выбор валюты заимствования определяется видом бизнеса компании и валютой ее выручки (корпоративные казначейства стараются балансировать валютную структуру выручки и долга). Основные корпоративные заемщики на внешнем долговом рынке – компании экспортной направленности – нефтегазовые и горно-металлургические компании, для них естественно занимать в твердой валюте, в частности в долларах США, особенно если их экспорт связан с биржевыми товарами, цены на которые котируются в американской валюте. Среди последних размещений в рублях российскими эмитентами – преимущественно сделки со стороны ориентированных на внутренний рынок компаний.

Такие эмитенты, вероятно, продолжат выходить на рынок – размещение еврооблигаций в рублях позволяет привлечь иностранных инвесторов (при стабильности нацвалюты), что значит, зачастую, — увеличить объем и ликвидность выпуска и снизить ставку купона. Нам известно, что и ряд зарубежных эмитентов государственного и корпоративного секторов изучают возможности по выходу на российский рынок. Условия, еще раз повторю, уже сложились и ликвидность на рынке есть, чтобы все это начать реализовывать.

Источник публикации

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.