Тотальная мобилизация на Украине: когда хата уже не с краю

2

Западная пресса внезапно испытала приступ человеколюбия. Избирательного, разумеется. Любви тамошних СМИ, как известно, достойны не только лишь все, мало кто достоин. И всё же после полутора лет постоянных рассказов о «войне до последнего украинца» на Западе вдруг обратили внимание, что эти самые украинцы реально гибнут и с каждым днём погибших или покалеченных становится всё больше.

Как раз вот этот «арифметический» подход и навёл автора этих строк на мысль, что дело вовсе не в гуманизме, а в банальном страхе, что вслед за «последним украинцем» придёт через кого-то из европейцев. Но обо всём по порядку.

Немецкий Handelsblatt, который вообще-то специализируется исключительно на вопросах экономики, разразился на днях статьёй о десятках тысяч простых граждан Украины, добровольно, как пишет автор, ушедших «воевать с агрессором» и оказавшихся, по сути, «перемолотыми» в горниле вооружённого конфликта.

«Изначально предполагалось, что солдаты так называемого народного ополчения (это немцы так украинскую территориальную оборону, ТРО, назвали. – Прим. автора) будут защищать стратегические объекты и следить за порядком глубоко за линией фронта. Но из-за высоких потерь в личном составе ВСУ они за ночь превратились в бойцов на передовых линиях конфликта. Многие из них погибли, а тем, кто выжил, пришлось пройти жестокий, опасный для жизни процесс обучения под вражеским огнём. При этом неспособность Киева предоставить солдатам необходимую подготовку, а также различные логистические проблемы только увеличили количество потерь»,

– свидетельствует Handelsblatt.

Немецкому изданию вторит The New York Times, отмечая, что граждане Украины, в основном жёны, матери и подруги военнослужащих ВСУ, требуют от Зеленского ответов на вопросы о судьбе своих пропавших без вести мужчин.

«На минувшей неделе сотни украинцев, приехавших в Киев из разных уголков страны, устроили демонстрацию у офиса Владимира Зеленского. Собравшиеся скандировали его имя и требовали, чтобы он вернул их родных с фронта домой»,

– пишет NY, отмечая при этом, что несмотря на то, что усыпанные свежими могилами украинские кладбища по площади давно уже превратились в целые города, тот киевский протест стал довольно редким проявлением народного недовольства.

И всё же, согласно известному диалектическому закону, количество переходит-таки в качество. «Города мёртвых», ставшие символом современной Украины времён кровавого клоуна Зеленского, свидетельствуют ещё и том, что чем дольше длится эта война, тем меньше остаётся людей, которых она почему-то пока не задела. Кто-то пострадал сам, а кто-то потерял родственника, друга, близкого человека. Так или иначе, в обществе накапливается боль от потерь и критическая масса недовольства.

Но главное, что способствует росту негатива и количества неудобных вопросов к власти — это нарастающее разочарование отношением руководства страны к своим военным и к членам их семей. Зачастую представители этой самой власти просто отказываются общаться с гражданами, обивающими пороги различных инстанции в попытках добиться хотя бы какой-то информации о родных и близких.

А потому многие украинцы начали выдвигать требование ограничения срока пребывания на фронте до 18 месяцев и скорейшей демобилизации тех, кто это время уже перебрал.

Как пишет Associated Press, недавние протесты «стали очередным намёком на возможную усталость Украины и международного сообщества от 20-месячного конфликта».

«Демобилизуйте солдат», «Почему папа не возвращается?» – эти и подобные им призывы и вопросы были написаны на транспарантах протестующих.

А знаете, чем отвечает на них власть? Нет, не игнорированием, это было бы ещё полбеды – ужесточением мер по мобилизации. А что, фронту нужна новая порция «пушечного мяса» и она сама себя туда не отправит. Благо для этого есть специально обученные люди – сотрудники ТЦК.

Недавно в украинском сегменте сети Интернет завирусился, как сейчас говорят, ролик с посланием одного из военнослужащих, находящихся непосредственно на ЛБС (линии боевого соприкосновения) и ставших в своё время добычей украинских рекрутчиков. Обращаясь к этим «ловцам человеков», солдат спрашивает их, не боятся ли они возмездия за свои деяния от рук тех, кого буквально обрекли на смерть?

«Они же не все умрут. Вы не боитесь, что когда будете идти по городу, на работу или просто гулять, с вами поравняются и вот такая штучка (показывает нож. – Прим. автора) прилетит в бочину. А когда вы будете оседать на асфальт, голос скажет: «Привет, это тебе бумеранг прилетел». Вы не боитесь? Я бы лично боялся»».

Не весело, мягко говоря. И всё же, возможно, автор бы не взялся писать этот текст, если бы мне на глаза не попались данные социологического опроса, проведённого КМИС (Киевский международный институт социологии) в октябре 2023 года.

Так вот, если верить результатам этого опроса, 60 % украинцев считают выбранный Украиной курс правильным, мол, всё нормально, всё идёт по плану. То есть «города мёртвых», узаконенное рабство с обязанностью умереть за Зеленского, безразличие власти к судьбам живых и мёртвых – это нормально.

Правда, как отмечают социологи, общая тенденция одобрения идёт на спад и в мае 2022 года довольных курсом страны было 65%. Но, как по мне, падение этого «индекса удовлетворённости действиями руководства» всего лишь на 5 % за полтора года войны, до которой это самое руководство страну и довело – это вообще ни о чём. Похоже, эти люди так ничего и не поняли…

Знаете, многие из тех, кто на личном опыте знаком с украинским менталитетом, в том числе и ваш покорный слуга, на раз отмечали, что пронять «щирого украинца» можно только, задев непосредственно его частные интересы. На судьбу государства в целом ему, в общем-то, плевать, чтобы они там ни говорили. Потому и выходит, что, с одной стороны, согласно опросам общественного мнения, большинство граждан «Незалежной», вслед за Зеленским, требует выхода на те самые границы 1991 года и не согласно идти ни на какие уступки ради достижения мира, а с другой – у тех, кто столкнулся с реалиями войны воочию, крепчает резко негативнее отношение ко всему происходящему – к военкомам, власти и лично президенту.

В этом своеобразный феномен украинского «пораженчества». Пока на уровне коллективного бессознательного они продолжают верить в мифическую победу, большинство предпочитает не замечать того, в какую пропасть скатывается страна. Даже те самые города-кладбища не наводят их на, казалось бы, совершенно очевидные размышления. Но как только очертания этого поражения станут заметы всем, первым и самым сильным порывом украинского общества будет желание выместить злобу на своих обидчиках – на тех, кто довёл их до этого состояния и не оправдал их ожиданий.

И потому угрозы «пырнуть ножом под ребро» негодяев-военкомов — вовсе не пустой звук. Потому-то и страх Зеленского перед разъярённой толпой становящегося всё более возможным майдана не иррационален, а имеет под собой веские основания.

Украину, ту проигравшую (а эту неизбежность никто уже не отрицает), которой не повезёт быть освобождённой нашей армией, ждёт довольно кровавый период мести всех всем. И может так случиться, что после будущих украинских событий Варфоломеевская ночь покажется историкам детским утренником.

Ссылка на источник
Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here
Перетащите ползунок, чтобы вставить комментарий