Самая критическая проблема наших Вооруженных Сил в СВО – связь

12

Самая критическая проблема наших Вооруженных Сил в СВО – связь

«Телеграм»-канал «Месть доброй воли» 12 июня:

С началом активных наступательных действий… противник сумел подавить связь на радиостанциях Р-187П1 «Азарт», сумел вскрыть радиостанции «Caltta» с 64 бит шифрованием, также у противника имеется техническая возможность удалённо ликвидировать радиостанции режима DMR с 256-битным шифрованием… (станции блокируются). Предложения…

Т. е. случилось то, о чем давно предупреждали честные специалисты: противник подавил средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) не только «гражданские» средства связи, но и якобы «неподавляемые» военные сети с радиостанциями «Азарт». Особо обращает на себя внимание взлом шифрования и блокирование радиостанций даже с 256-битным шифрованием.

При этом необходимо отметить очень аккуратное и сдержанное применение противником средств радиоподавления, что однозначно свидетельствует об анализе наших средств и сетей радиосвязи – как на предмет их вскрытия и прослушивания, так и массированного подавления в нужный момент (и силами и средствами РЭБ ВСУ, и США, и НАТО). Кроме этого, из-за малой скрытности наших средств связи (в т. ч. и «новейших» «Азартов») противник, имея хорошие средства радиоэлектронной разведки (РЭР), во многих случаях предпочитает не давить нас РЭБ, а выбивать штабы, технику и личный состав огневыми ударами.

СВО: «баофенговая катастрофа»

Начавшаяся СВО вскрыла для всего общества то, о чем знали, обсуждали в курилках специалисты, но только единицы «били в набат» – критическое отсталое положение со связью в Вооруженных Силах РФ. При этом «наверху» все тревожные сигналы и доклады просто не воспринимали – с одной стороны, «не хотелось грузиться проблемами и нехорошим», а с другой – у нас «вроде бы» были неплохие средства связи, соответственно «пятна на Солнце не мешают ему светить» и т. д.

Массовым и просто позорным для второй армии мира стало вынужденное массовое использование гражданских аналоговых радиостанций китайской фирмы Baofeng, в т. ч. порой и в специальных частях, которые противник свободно прослушивал и давил (при необходимости).

Лейтенант Корнеев 10 марта рассказал «Известиям»… шесть дней оборонял блокпост с моста… связи с командованием офицеров не было всё это время. Противник применил в бою средства радиоэлектронного подавления

Частично, в сильно сокращенном виде, этот вопрос уже рассматривался в статье «Встречный танковый бой 3 апреля жестко ставит вопросы управления, разведки, БПЛА».


Очевидно, что последствия массового использования открытых, прослушиваемых противником средств связи (которые он мог в любой момент подавить) были крайне тяжелыми. При этом такая ситуация продолжает сохраняться до сих пор для целого ряда частей, где до сих пор применяется открытая аналоговая связь.

Очевидная причина этого – отсутствие или проблемы с нормальной полноценной военной армейской связью, что заставляет применять даже такие примитивные и крайне слабые и сомнительные средства управления, как аналоговые «бафики». При этом определенная логика есть и в этом – даже такое управление все же лучше, чем полное отсутствие (особенно при продуманной организации связи и использовании таблицы условных сигналов).

Однако возникает логичный вопрос – а что у нас с полноценной военной связью?

Штатная армейская защищенная связь: 168 комплекс «Акведук»

Ключевые требования к тактической системе военной связи – помехоустойчивость, скрытность связи и обеспечение управления всего «военного организма» соответствующего уровня – что может быть реализовано только в виде комплекса различных средств связи. Впервые это было реализовано у нас (на уровне, соответствующем требованиям боя) в общеармейском комплексе связи Р-168 «Акведук», УКВ-радиостанции которого имели режим с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты (ППРЧ) со скоростью 100 скачков в секунду.

Из живого журнала связиста народной милиции ЛНР Андрея Морозова («Мурз»):

В УКВ-диапазоне, для связи на сравнительно короткие расстояния, есть станции от Р-168-0.1У с мощностью передатчика 0,1 Ватт для разведчика, которая дотянется на 1 ну 2 километра пересечённой местности назад, к своим… с Р-168-0.5У. И дальше линейка УКВ-части комплекса через 40-ваттные танковые станции идёт до Р-168-100У для КШМ, с мощностью передатчика 100 Ватт, которая на мачтовую антенну может дать 50–60 километров. Она при этом, если решит работать на 100 Ваттах мощности, будет сильно заметнее для рэбовцев противника, но, работая на 100 Ваттах, находиться будет достаточно глубоко в тылу, вне зоны покрытия вражеской артиллерии и под надёжной защитой от ракетных ударов.
Примечание: это писалось еще до появления на фронте «Хаймерсов», однако и тогда были те, кто вопросы задавал (ибо множество средств поражения (те же «Точки-У») «доставали» и там).

К массовому выбиванию наших штабов вернемся ниже…

А КВ-сегмент комплекса… от десятиваттной Р-168-5КН для ДРГ и десантников до 50-ваттной танковой-командирской Р-168-100КБ и 100-ваттной Р-168-100КА для командно-штабных машин. Это – многие сотни и даже тысячи километров устойчивой связи.
Текущая ситуация по «Акведуку» для «пехоты» и буксируемой арты:

комплексы Р-168 «Акведук»… Рации есть. Они даже большей частью исправные в отличие от того старья, которое выдали связистам мобилизованных… Но количество боеготовых радиостанций определяется… в первую очередь тем, сколько есть пригодных к эксплуатации батарей, какова их ёмкость и сколько есть для них зарядных устройств… На батальонный комплект радиостанций не было ни одной батареи, с хотя бы в два раза не превышенным сроком хранения.
При этом необходимо понимать, что вся (еще раз – вся) бронетехника (танки, БМП, САУ, БТР), новые и прошедшие модернизацию (а непрошедшие ее – имеют старые советские аналоговые радиостанции Р-123 и Р-173) имели радиостанции 168 комплекса, несовместимого в закрытом режиме работы с новыми перспективными радиостанциями «Азарт» (подробнее ниже).

Следует отметить, что с начала 2010 года средства комплекса «Акведук» руководством ВС РФ перестали рассматриваться как современные, и одной из ключевых претензий к нему стала низкая скорость ППРЧ. При этом представляет интерес вопрос, а как же с этим у противника:


Т. е. имеем, что скорость ППРЧ современных средств радиосвязи противника (радиостанций фирм Harris и Arselan): 100, 300, 1 000 (до 1 500 скачков с секунду) – т. е. те значения, которые некоторые специалисты по связи заявляли как якобы устаревшие. Во многом это было связано с активной рекламой новых радиостанций «Азарт».

Штатная армейская защищенная связь: «Азартная» рулетка

Ключевой особенностью «Азарта» стало повышение скорости ППРЧ до «почти фантастического значения» 20 000 скачков в секунду.

Аппаратные и программные решения для этого (при всей их крайне высокой стоимости) и стали ключевым фактором той катастрофы, в которой оказалась сегодня тактическая связь Российской армии…

При этом такие формально существенные преимущества «Азарта», как большой частотный диапазон, реализация программно-определяемой радиосистемы (SDR) и возможность реализации MESH-топологии (распределенной радиосети, в которой каждая станция может становиться ретранслятором сети), оказались реализованы с теми или иными техническими изъянами.

Рекламные планы по «Азарту» были грандиозные:


Комментарий Андрея Морозова («Мурз»):

на красивом плане-презентации развёртывания системы связи нового поколения, «Азарт», есть очень много боевых машин… для работы в КВ-диапазоне. И рядом радиостанций этого комплекса «Азарт-Н», то есть «носимая и «Азарт-БВ» – «базовая возимая», структурный аналог УКВ-радиостанций Р-123/Р-173 и КВ-радиостанций Р-130 одновременно, а также радиостанций комплекса Р-168.
Что получилось?

Красным я зачеркнул то, чего нет, зелёным выделил то, что осталось.

Примечание: заявленную в «рекламе» скорость передачи данных реализовать не удалось (зачеркнуто) и двойное зачеркивание БПЛА – автора, т. к. такие БПЛА были буквально в единичном экземпляре и сколько-нибудь массово не применялись (кроме откровенных «эрзацев» типа квадрокоптера с примотанной к нему скотчем обычной радиостанцией «Азарт»).

Андрей Морозов («Мурз»):

Нет: никаких связей «на длинном плече», свыше 4 км, без установки между абонентами цепочки ретрансляторов. Нет ППРЧ-радиостанций на бронетехнике и командно-штабных машинах. Нет вообще всего КВ-сегмента.
То есть система… которая реально принята на вооружение нашей армией, действительно не имеет аналогов в мире, она уникальна. Это – чудовищная пустышка, которая лишена базы, лишена мощной сети ретрансляторов и КВ-станций, лишённая радиостанций, интегрированных в танковые переговорные устройства.

Ретрансляторы

Андрей Морозов («Мурз»):

идея «а давайте излучать ППРЧ ещё и небольшой мощностью – вылилась в малую мощность, большую чувствительность связи к рельефу местности и, соответственно, фатальную зависимость пользователей портативок от «баз», станций «Азарт-БВ» или хотя бы «Азарт-Н», имеющих большую мощность. Как пишут в этом нашем Интернете, мощность портативных станций в итоге довели до 4 Ватт, но в отсутствие ретрансляционной сети это мало поможет…
В итоге:

множество портативных радиостанций расставлены как неподвижные ретрансляторы между штабами и расположениями Российских войск там, где между ними больше тех самых 4 километров… портативная радиостанция «Азарт» в один конкретный момент может ретранслировать только один ППРЧ-канал. Вот так «ячеистая топология» с «ячейками» не более 4 километров и натянула все портативные станции Р-187П1 на высшее и среднее командное звено. А остальные, внизу – «голышом». Бегайте с «Баофенгами», пусть вас слушает противник. Связь с вашими танками, БТРами и БМП? Дайте командирам танков «Баофенги»!
Это при стационарном размещении.

А как в наступлении или активной обороне? Скажем так, найти цензурные слова для описания этого затруднительно.

Хочешь сменить дисклокацию – перетаскивай за собой всю «ячеистую топологию» таких маломощных ретров, потому что запасных у тебя нет, потому что стоят они четверть миллиона рублей штучка.
Собственно, это одна из ключевых причин «харьковско-изюмской катастрофы» осени 2022 года – практически полная утрата управления войсками – что только в силу грубых ошибок командования ВСУ не привело к крупным окружениям наших частей, но стоило очень больших потерь в технике (оставленной противнику)…

Попыткой разорвать этот порочный круг (о вероятных причинах провала с оснащением армии «большими Азартами» и ретрансляторами ниже) стало замыкание «локальных сетей» Р-187П1 на спутниковые каналы связи. Ниже приведен один их примеров (для особо бдительных – схема из журнала ВА ГШ «Военная мысль»).


Справа приведен один из эрзац-вариантов увеличения дальности связи (ретрансляции) за счет подъема ретранслятора на высоту на воздушном змее (участник А. Морозов).

Некоторое время это работало… Но потом привело к перегрузке спутниковых каналов связи (при том, что скорость наших спутников существенно «оставляет желать»).

При этом необходимо понимать, что ретранслятор связи – это весьма заметный радиоизлучающий объект, положение которого противник может быстро определять с высокой точностью (это в т. ч. к вопросам о «привязных квадрокоптерах» и т. п.), а выбивание наземных ретрансляторов обваливает всю систему связи.

Отдельная и весьма недооценённая у нас проблема – заметность наземных станций спутниковой связи к средствам радиоэлектронной разведки «так называемых партнеров» (со всеми вытекающими последствиями прямой передачи развединформации украинской стороне).

Здесь необходимо особо подчеркнуть крайнюю важность для нашей армии таких БПЛА, как тяжелые коптеры и VTOL, именно как носителей спецнагрузки (в т. ч. крайне важных ретрансляторов) над своей территорией! Причем с высотой применения, исключающей их поражение осколками с земли. Увы, то небольшое количество таких БПЛА, которое появляется, командование сплошь и рядом пытается «кидать в кавалерийские атаки» на противника – с задачей оптической разведки или как бомбардировщики (где они из-за своих размеров быстро гибнут).

Связь с броней

Как было выше указано, вся бронетехника (танки, БМП, САУ, БТР), новая и прошедшая модернизацию, имела радиостанции 168 комплекса… несовместимого в зарытом режиме работы с новыми перспективными радиостанциями «Азарт». Только в открытом, соответственно, все переговоры с «броней» прекрасно и далеко прослушивает противник.

При всем при этом «Азарт» – это SDR-радио, и «прошить» в него режим закрытой (с ППРЧ) совместимости с средствами 168 комплекса было бы, вроде бы «элементарно»… Но реально не сделано до сих пор (за десять дет)!

Здесь следует отметить, что реакция на ряд выступлений автора по этой тематике со стороны «азартовской мафии» была крайне болезненной, с утверждениями о том, что автор якобы «ничего не понимает и ошибается», в т. ч. заявлялось и о якобы наличии «совместимости по ППРЧ» «Азарта» и 168 УКВ-радиостанций. Собственно, ответ на это (и свидетельство лживости) из документации «Азарта»:


Заметим, что о необходимости совместимости 168 и «Азарта» говорили давно. Очень вероятно, что она уже была решена в одной из последних «прошивок» «Азарта»… Только вот действующая армия этого так и не увидела (например, свидетельства Андрея Морозова). Открытые люки на видео из зоны СВО с торчащей из него рукой командира танка (БМП) с «Азартом» – по той же причине (при отсутствии прямой закрытой связи командирам танков стали давать пехотные «Азарты»).

Выскажу личное мнение (оценочное суждение) по данной ситуации: такой сознательный саботаж (именно такая формулировка верна) критически важного в масштабе всех Вооруженных Сил вопроса был связан с тем, что специалисты (в т. ч. «азартовские») поняли их «фантастическое ППРЧ» в 20 000 скачков не только не имеет в реальной обстановке преимуществ перед 100 скачками «Акведука», но и оказывается по факту хуже его. Т. е. внедрение совместимости по ППРЧ «Азарта» и «Акведука» приводило к прямому сравнению этих двух ППРЧ (с разгромными выводами в отношении «Азарта»), и поэтому лицам, «творчески осваивавшим огромные бюджетные средства», нужно было затянуть это и сорвать.

В итоге Андрей Морозов («Мурз»):

Соответственно, всё командование танками и прочей бронёй у россиян происходит в диапазоне Lowband-VHF, нижнем УКВ, открытым текстом не потому, что на броне стоят только старые рации Р-123 и Р-173, а потому что даже с Р-168 на современных танках Т-90 и Т-72Б3 оно работает только так, как работает – «в режиме ФЧС». Прохождение волн у «лоубенда» хорошее, противник бронетехнику слышит отлично, заранее принимает меры. К моменту подхода её к атакуемому участку фронта, там уже «комитет по встрече» с РПГ, NLAW и «Джавелинами».

Цифровизация связи по-волонтерски

В условиях крайне тяжелого состояния со средствами связи частей Народных милиций ЛНР и ДНР, огромную помощь в создании относительно современной системы связи оказали волонтерские организации (такие как ОБПС и КЦПН – Координационный центр помощи Новороссии).

Да, нужно понимать, что поставлялись (в подавляющем большинстве) именно гражданские радиостанции (без специальных военных требований), но они обеспечивали возможность (за счет ретрансляторов и MESH-топологии) формирования сетей связи частей и соединений и скрытность связи от прослушивания.

С самого начала СВО по мере возможности, сообразно с растущими ресурсами, предоставляемыми гражданским обществом, волонтёры занимались цифровизацией связи в войсках. Занимались с опорой на многолетний опыт эксплуатации цифровых станций в корпусах Народной милиции:
– старались дать войскам сразу ретрансляторы и базовые станции;
– старались как можно скорее обеспечить все портативные радиостанции запасными аккумуляторами;
– как только появился волонтёрский ресурс для этого – запустили работы по модулю для установки типовых базовых радиостанций в бронетехнику для работы с танковыми переговорными устройствами;
– каждую партию даже не в 20, а в 10–15 станций снабжали программаторными шнурами.
На последнем стоит остановиться подробнее:

Февраль 2022 года, резервисты НМ ЛНР. Получают от командования, помимо винтовок Мосина и стальных касок, по 5–10 DMR-радиостанций «Байкал-100» на батальон, являющихся, до смены шильдиков на корпусах, китайскими станциями Racio R810. Получают их не только без базовых станций и ретрансляторов, но и без программаторных шнуров и ПО, так что, в случае захвата противником любой одной из станций, они не могут сменить ключи на оставшихся, и всё шифрование теряет смысл. Через некоторое время, разобравшись, какие именно шильдики каких именно иностранных производителей были соскоблены с раций перед наклейкой надписи «Байкал-100», связисты подбирают программаторные шнуры и ПО – наконец-то, можно поменять ключи шифрования. Так они узнают, что настроенные начальством ранее ключи шифрования имели вид: Канал 1 – 11111… Канал 2 – 222222… Канал 3 – 333333… и так далее…
Вопрос отдельных лиц и организаций, заявляющих (разумеется, только в рекламных целях) чушь о том, что помехоустойчивость «определяется шифрованием» (или «наличием гетеродина и 8 Ватт мощности»), требует по-хорошему отдельной статьи (причем во всех нюансах смысла этого слова).

Здесь и сейчас же нужно подчеркнуть то, что DMR гражданские радиостанции (включая дорогие и навороченные образцы гражданских радиостанций Motorolla) даже в военном строю продолжают оставаться невоенными радиостанциями – в смысле специальных требований к ним (отсутствия их), и в первую очередь помехоустойчивости. Тем не менее массовому применению их в действующей армии сегодня альтернативы нет – соответственно необходим комплекс специальных мероприятий для обеспечения их применения в условиях полномасштабного противодействия противника (пусть и со сниженной эффективностью).

Проблема РЭБ

Говоря о РЭБ, необходимо понимать, как его возможности (по разведке и подавлению), так и ограничения. Например, возможность огневого поражения мощных и хорошо заметных средствам РЭР передатчиков помех. Кроме того, есть физические ограничения, обусловленные как рельефом местности, так и просто физикой распространения радиоволн.

И несмотря на формально гражданское происхождение, включение РЭБ противником еще не означает гарантированного подавления DMR-сетей – для этого требуется соответствующая мощность помехи в полосе работы радиостанции. Кроме того, для развернутой сети связи помехоустойчивость является комплексным параметром, определяемым не только характеристиками отдельных радиостанций, но и организацией самой сети связи.

Автор полагает, что специалистам по связи стоит внимательно присмотреться к выбору оптимального частотного диапазона для таких средств, как UHF или VHF, именно под углом РЭБ. Но это требует осуществления специальных испытаний и исследовательских учений (т. к. многое зависит от организации связи и взаимодействия), проведение которых экстренно и критически необходимо, причем еще вчера.

Сейчас же стоит подчеркнуть, что заявления о безопасности для РЭБ «1–2 Ватт» мощности, не имеют под собой никаких оснований.


При этом противник не просто быстро изучает наши DMR-сети, но и активно занимается вопросами вскрытия шифрования в них и возможностью блокирования отдельных радиостанций.

Кое-что из трофейных его внутренних документов» (уже далеко не новых, давности более 5 лет) – скрины с документации станции радиоэлектронной разведки (РЭР) «Пластун».


Примечание: указанная в документации радиостанция «Арахис» – самый первый серийный образец (уже давно устаревший) тактической радиостанции с ППРЧ наших силовых структур, выдававшийся с хранения в т. ч. в корпуса НМ ЛДНР.

В дискуссиях по тематике специалисты по РЭБ неоднократно высказывали автору:

– Да что ты в этом «Пластуне» нашел! Характеристики у него весьма посредственные!
Да, это действительно так! Например, для анализа в нем длительное время применялся достаточно слабый коммерческий анализатор HackRF (характеристик которого изначально не хватало для полноценной «военной работы»). Но это только формально. Ибо сила «Пластуна» в его массовости – тотальном насыщении им ВСУ вблизи ЛБС (линии боевого соприкосновения), и в наличии у него с 2017 года интерферометра для точной пеленгации целей.

У нас же «правильные разработчики» конструируют «правильные комплексы РЭБ», которые в итоге превращаются в «золотых» по стоимости «слоников» (крайне дорогие крупногабаритные комплексы), а их просто «никак нельзя» развертывать вблизи ЛБС, потому что «там сразу убивают». В итоге ситуацию в РЭБ ЛБС удалось переломить во многом за счет частной инициативы и волонтеров. Но все это предмет отдельной статьи.

Сейчас очень важно подчеркнуть то, что вопросы связи не могут рассматриваться вне фактора РЭБ, и более того, именно возможности РЭБ противника является одним из ключевых определяющих факторов к организации связи и ее техническому насыщению.
Это очень важно, но часто недооценивается связистами. Опять же, из недавних дискуссий автора:

– Ну-ка, где и когда укры подавили у нас связь? Я нахожусь… и мне такие случаи неизвестны!

При этом у данного связиста из зоны СВО даже мысли не возникает о том, что если противник, имея полную возможность как минимум «значительно ограничить» наши возможности связи, этого не делает, то сам факт этого является серьезным основанием «внимательно осмотреться и задуматься». Например, не сидит ли он сам в наших сетях? И не срисовывает ли он не просто систему связи, а с точной привязкой к конкретным КП и подразделениям для часа «Ч»?

Примечание: к специфике РЭБ применительно к «Азарту» – ниже.

Отдельно по «Вагнеру»

Андрей Морозов («Мурз»):

…«Вагнера» купили себе цифровых «Моторол» и ретрансляторы. Поэтому в локальных штурмовых операциях они на голову выше ВС РФ…
Использование коммерческих радиостанций (даже Motorola с 256-битным шифрованием AES) в качестве военной связи – очевидная слабость «Вагнера», и почему ею не воспользовался противник – вопрос на самом деле заслуживающий внимания.

Набат по связи и «Азарту»

Возникает вопрос: публично, яростно и уже много лет в набат бил только Андрей Морозов (да руководитель Координационного центра помощи Новороссии Александр Любимов – см., например, известный доклад по стоянию корпусов НМ ЛДНР 2019 г.), а как же специалисты по связи? Неужели они все молчали? Большинство, к сожалению, да (и здесь еще раз подтверждение того, что Специалист (с большой буквы) – это не только технические знания и опыт, но и моральные принципы, и последнее тоже крайне важно.

Однако были и те, кто бил в набат.

Первый пример: выставка «ИНТЕРПОЛИТЕХ-2018», статья «Крик души» директора НТЦ «ЮРИОН» Юрия Софьянникова.


При этом после публичной ссылки на эту статью в ряде выступлений и публикаций автора
ее исходник на сайте ИА «Оружие России» был удален (исходная ссылка), однако сохранился в кеше.

Сначала о критической проблеме «Азарта»:

В последние годы стала серийно выпускаться радиостанция, у которой 20 000 скачков/секунду… чрезвычайно малая скорость изменения центральной частоты пакетов данных с множеством синхроимпульсов и тогда 20 000 скачков/с для помехоустойчивости ничего не дают, т. к. противник будет нацелен на подавление пакетов, которые как будто специально замирают на время, которое в 28 раз больше времени реагирования РЭП НАТО…
Об отношении к ППРЧ и помехозащищённости (см. выше – противник отнюдь не бросился за скоростью скачков). По гражданским радиостанциям на войне против противника с современными средствами РЭБ:

В традиционной низкоскоростной радиосвязи ухватились за непомехозащищенные стандарты ТЕТРА и DMR или за оснащение бытовыми, красивыми и малогабаритными радиостанциями с фиксированной частотой типа Motorola, Vertex, и др. Это говорит о непонимании, что эти радиостанции годны только для мирного времени. А что же мы будем делать, когда это мирное время закончится?
И жесткий и объективный вывод:

… имеющиеся на вооружении образцы старых и новых радиостанций при радиоэлектронном противодействии хорошо оснащенного противника свои функции выполнять не смогут.
Примечание: подразумеваются именно возможности РЭБ США и НАТО, возможности ВСУ не столько ниже, сколько намеренно ограничиваются их кукловодами. Однако эти ограничения внезапно и массово могут быть и сняты…

Второй пример с сайта Миноброны РФ (прямая ссылка на pdf-файл).

Военный ордена Жукова университет радиоэлектроники, материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы и основные направления развития радиоэлектроники и образовательного процесса подготовки специалистов радиотехнических систем специального назначения» 7–8 ноября 2019 года. Из статьи М. Ю. Мамона «Направления развития линий связи с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты»:

Переход на более высокую скорость перестройки частоты сигналов с ППРЧ, например, до 20 тысяч скачков/секунду не спасает от обнаружения и пеленгации радиостанций со средней мощностью передатчика всего 1 Вт.
И главное:

Помехоустойчивость ППРЧ радиоканала определяется тем, как выполнена синхронизация. Если синхронизация нарушается, то система связи полностью выходит из строя. Синхронизация – самое уязвимое место ППРЧ радиосистем, поэтому методу синхронизации должно уделяться наиболее пристальное внимание. Пакеты синхронизации отличаются от информационных пакетов, нарушают их псевдослучайный характер и становятся наиболее привлекательной мишенью для средств РЭП. Максимальная помехоустойчивость достигается при синхронизации по информационному сигналу без применения синхроимпульсов. Только в этом случае передаваемый поток данных является псевдослучайным, и все пакеты равноценны и равновероятны.
А теперь то, после чего в отношении соответствующих «специалистов» (в кавычках) возникает вопрос «это глупость или измена»?

Требование к псевдослучайному характеру ППРЧ сигнала имеет более важное значение, чем скорость скачкообразного изменения частоты в секунду. Но такой важный показатель, видимо, не всем понятен и, возможно, по этим причинам подобное требование в технических заданиях не задается и при принятии решений не рассматривается… даже на новые радиостанции требования к помехоустойчивости в режиме ППРЧ в технических условиях почему-то не задаются.
Повторю:

даже на новые радиостанции требования к помехоустойчивости в режиме ППРЧ в технических условиях почему-то не задаются.
Чем прикрывается этот саботаж?

Еще раз Ю. В. Сафьняников:

…считалось, что вот будет частота радиостанции скачкообразно прыгать, т. е. будет реализован режим ППРЧ, и связь будет помехоустойчивой. Считалось, что помехоустойчивость и ППРЧ – это практически синонимы. Некоторые авторы написали много книг, заявили, что создана новая методология функционирования систем радиосвязи в условиях РЭБ.
И просто «убойное» (по сути о саботаже):

грамотно требования ТТЗ и отказаться от общих формулировок технических требований в виде лозунгов. В ТТЗ не должно быть формулировок типа: «Аппаратура должна нормально функционировать в условиях организованных преднамеренных и непреднамеренных радиопомех»… Должны указываться конкретные параметры помехозащищенности. Например, в виде допустимого отношения мощностей помеха/сигнал на входе приемного устройства с указанием характеристик помех и сигнала. Все более актуальными (и более важными, чем сертифицированная криптозащита) становятся требования по разведзащищенности и имитостойкости. Еще предстоит научиться их формулировать и конкретизировать.
Возникает логичный вопрос – а ответственным лицам – военным начальникам и «специалистам» (в кавычках), которым «еще предстоит этому научиться», «погоны не жмут»? Кресла не горят? В силу очевидной их некомпетентности (или сознательного умысла). А свои диссертации эти господа как защищали и что собой они представляют, как военные «ученые» (в кавычках), если они не понимают элементарные вопросы по РЭБ?

Только вот они (большинство) прекрасно это понимают, и именно в этом заключается ответ про то, что вердикт по реальной «помехоустойчивости» «Азарта» нам сейчас выносит противник (причем далеко не самый сильный), а не опыт испытаний и полигонов. В этом реальный ответ и на очень странное затягивание с поставками в войска «Азарт-Н» и «Азарт-БВ»…

«Расстрелянные штабы»

Пишет Андрей Морозов («Мурз»), говоря о совместном использовании ВС РФ «Азартов» и аналоговых «Беофенгов»:

«Папы» из штабов с модными «Азартами» почти все живы. А вот многих парней с баофенгами укропы уже показали в своих издевательских роликах.
Речь конкретно шла о видео, скрин с коротого приведен ниже – встреча на фронте отца-командира (с «Азартом» и «Беофенгом») и сына (с «Беофенгом»).


Собственно, аналогичную ситуацию (но уже с «Азартами» и коммерческими аналогово/цифровыми «Хайтерами») можно наблюдать и на осенней серии фото с генерал-полковником А. П. Лапиным:


С сайта производителя:

PD785 UL913 Профессиональная взрывобезопасная цифровая радиостанция
DMR, GPS. Эта цифровая портативная радиостанция с полнофункциональной клавиатурой предлагает широкий спектр функциональных возможностей и инновационных функций с исключительно высоким качеством для надежной и безопасной связи. Рейтинг UL913 делает ее предпочтительным выбором для заводов, нефтегазовых предприятий и других сред.
Забыли написать – и ВС РФ.

Однако вернемся к «Азартам».

Факты массового поражения противником наших штабов известны. Те подробности, которые всплывали в СМИ, заставляют сомневаться – проводилось ли вообще какое-либо серьезное расследование по причинам этого, ибо нарушений было много. Однако дело не в пренебрежении мерами маскировки вообще, а именно в конкретике, с учетом степени важности отдельных факторов. И здесь мы приходим к фактору скоплений «Азартов» (с их крайне специфическим характером излучения – «чрезвычайно малая скорость изменения центральной частоты пакетов данных с множеством синхроимпульсов») в районах дислокации штабов и активного использования каналов спутниковой связи. С учетом возможностей спутниковой РЭР, наши соответствующие органы управления оказываются как «мухи на стекле».

Увы, то, что характер излучения таких важных объектов должен не выделяться на общем фоне радиоэлектронной обстановки, знают и понимают только немногие специалисты и начальники.

Характерный пример – при массовом применении «Баофенгов» именно по «Азартам» прилетало в первую очередь – ибо противник прекрасно понимал, что с ними не «обычные мобики», а командование или «спецура».

Разбитое корыто Главного управления связи

Пишет Андрей Морозов («Мурз»):

…«Ангстрем» пытается в очередной раз переделать «Азарты», в которых было порядка 25 санкционных компонентов, из которых штук 5 сейчас не достать вообще никак.
Т. е. «ответственные связисты» Минобороны усиленно все эти годы (после 2014 г.) пихали на вооружение радиостанции, которые имели критические экспортные компоненты!

Поясню: реальная зависимость нашей электроники (в т. ч. военной) от импортной электронной компонентой базы (ЭКБ) очень велика, однако грамотные разработчики и ответственные начальники закладывали в изделия и комплексы ту ЭКБ, которую реально можно было достать на западном коммерческом рынке даже в условиях ужесточения санкций.

Однако рядом была целая вереница «талантливых осваивателей бюджетных средств», которые не просто закладывали «жестко санкционную» ЭКБ, более того – даже срывы работ по санкциям – ибо это позволяло безопасно для них списать любые свои расходы, при отсутствии результата, прикрывшись этими санкциями. Собственно, сегодня имеет итогом то, что сколько-нибудь массовый выпуск «Азартов» сейчас стал невозможен. Внезапно вдруг выяснилось, что противник (даже слабый противник) «Азарты» давит…

В итоге в промышленности гром грянул:

14.05.2023 г. Производитель военных раций «Азарт» перешел под государственное управление.
Новая команда управленцев сейчас там «усиленно принимает валидол»…

В этой связи уместно вспомнить фотографию с «Армии-2021», с представлением командованию ВС РФ руководством «Ангстрема» (сегодня уже уволенным) своей продукции.


«А завтра была война»… И такие знакомые всем по сводкам СВО лица генералов (справа – незнакомый общественности г. Шамарин, и о нем ниже).

Собственно, признанием катастрофы с технической политикой ВС РФ в части тактической связи стала массовая закупка для ВС РФ в Китае гражданских радиостанций.

Пишет Андрей Морозов («Мурз»), 16 февраля:

Министерство обороны РФ: Покупает 6 000 китайских портативных цифровых радиостанций Kirisun. Никаких базовых станций. Никаких ретрансляторов. Только портативки [забито цензурой].
Необучаемые [забито цензурой].
20 мая:

Китайские радиостанции фирмы «Kirisun» можно считать принятыми на вооружение в ВС РФ. Думаю, скоро их в войсках будет сильно больше, чем «Азартов»…
– Ни в одной поставке в войска портативных «Керосинок» не замечены пока запасные аккумуляторы.
– Базовых станций, не ретрансляторов, а именно базовых станций для узлов связи, вообще не замечено…
– Рации для установки в технику с интеграцией в ТПУ не предусмотрены (при том, что ВСУ успешно и массово начали это делать ещё в 2015 году), ретрансляторов ничтожное количество…
Т. е., несмотря на год боевых действий и тяжелые потери, ответственные должностные лица продемонстрировали не только полное игнорирование опыта других и боевого опыта, но и абсолютную необучаемость… Или все-таки сознательный умысел?

…но это ещё не предел маразма. Главное – они не купили… программаторных шнуров. Можно ржать с этого, можно плакать, можно, как я, равнодушно и молчаливо созерцать весь этот полностью заранее предсказуемый [забито цензурой], но это факт. Эти [забито цензурой] выдают шаблонно запрограммированные радиостанции без программаторных шнуров.
То есть, когда в бригаде противник в бою захватывает радиостанцию, например, взводника – ВСЁ, вся бригада должны собрать все станции, отвезти их на перепрошивку и снова раздать… То, что при захвате станции взводника не должно нарушаться управление в звене батальон-бригада/полк, а батальон должен перешивать свои станции за один вечер собственным шнурком – открытие для этих изумительных людей.
Все каналы в радиостанции прошиты с одним и тем же ключом? Нормально! Так и надо!
И тут возникают вопросф: а все происходившее – действительно ли глупость или корысть? Или все-таки сознательный умысел по подрыву боеспособности ВС РФ? Не слишком ли много случайных совпадений? И ставил ли кто-то вопрос именно в такой плоскости? Нет? А почему?

Страна должна знать своих героев

И еще один логичный вопрос: с учетом всего вышесказанного (и тяжести наступивших последствий), кто за все это отвечает? Кто ответственные лица? Вот они.

Официоз от Минобороны:

Главное управление связи Вооруженных Сил Российской Федерации предназначено для организации связи в Вооруженных Силах, планирования и осуществления мероприятий по поддержанию в постоянной боевой и мобилизационной готовности войск связи Вооруженных Сил, систем, комплексов, средств связи и автоматизированного управления…
Подчеркну – не только средств связи, но и автоматизации управления (по которой были освоены огромные средства, но по факту для СВО мы оказались с АСУ практически голыми). К вопросу и проблемам АСУ мы вернемся ниже и в отдельной статье.

Основные задачи:
• организация, контроль состояния и обеспечение в Вооруженных Силах устойчивого функционирования связи и автоматизированных систем управления (АСУ) Вооруженных Сил;
• организация и контроль в Вооруженных Силах технического обеспечения связи, АСУ и компьютерных сетей;
• организация строительства и внедрения объединенной автоматизированной системы связи ВС…
Соответственно, у Главного управления связи (ГУС) есть отвечающие (хотя бы декларативно и юридически формально) за связь ВС РФ начальники (а также необходимо особо подчеркнуть роль и должность заместителя начальника ГУС по вооружению).

«Коммерсантъ», 07.02.2020 г. – «За генерал-полковника взялась контрразведка. Заместитель начальника Генштаба Халил Арсланов арестован за мошенничество»:

Как стало известно «Ъ», утром в Москве задержали начальника Главного управления связи Вооруженных Сил России Халила Арсланова, обвиняемого в особо крупном мошенничестве. По уголовному делу проходят также бывший глава «Воентелекома» Александр Давыдов, его заместитель Олег Савицкий и советник Дмитрий Семилетов, а кроме того, начальник управления заказов по совершенствованию технической основы системы управления ВС РФ Павел Кутахов и начальник первого управления Главного управления связи ВС РФ Александр Оглоблин. Все они ранее признали свою вину в махинациях, в том числе при закупке средств связи на сумму более 6,5 млрд руб., дав показания на замначальника Генштаба. Впоследствии, правда, офицеры Кутахов и Оглоблин заявили, что оговорили Халила Арсланова.
Этот (эти) сидит (сидят). Правда, очевидно, что не за все и не по всему кругу острых вопросов.

Идем дальше и дадим слово приемнику г. Халилова. Начальник ГУС ВС РФ г. Шамарин, статья в «Красной звезде» (21.10.2022 г.) «Действуем надёжно, непрерывно, с «Азартом»…»:

Если говорить о боевом составе Вооружённых Сил, то полевая компонента системы связи на 80 процентов состоит из современных средств связи… В основном в тактическом звене управления это современные радиостанции шестого поколения. Уникальность этих радиосредств (комплексы «Азарт») в том, что они позволяют обеспечить управление подразделениями в помехозащищённом режиме, в условиях активного воздействия средств РЭБ противника… по характеристикам помехозащищённости радиостанций мы занимаем лидирующие позиции в мире.
Радиостанция Р-187-П1 обладает расширенным диапазоном рабочих частот, возможностью встречной работы с радиостанциями старого парка…
Еще раз, главный связист Вооруженных Сил рассказывает, как у нас все якобы «хорошо» и со связью, и с «Азартами»… В то время как на фронте бегают сплошь и рядом с гражданскими рациями (часто вообще аналоговыми), есть очень серьезные вопросы по реальной помехоустойчивости «Азартов» (и вообще возможности продолжения их серийного выпуска), связь с «броней» идет по открытым каналам (и это даже для новейшей техники!)…


Сказав о «главных ответственных» должностных лицах – Арсланове и Шамарине, нельзя упустить и зама по вооружению ГУС г. Рубиса (непосредственно сидящем на тематике):

Александр Рубис поделился со «Звездой», как изменились способы передачи данных…
«…в настоящее время наиболее важной является автоматизация процессов, мы больше внимания уделяем автоматизации передачи данных, чтобы во многом сократить время принятия решения, управления войсками, подразделением, оружием…», – рассказал Александр Рубис… в настоящее время используется даже видеосвязь в разрешении HD… с помощью видеозаписей высокого разрешения можно точнее передавать обстановку, сведения, различные справочные таблицы.
Подчеркну, вот эта вот техническая чушь, говорящая о полном непонимании данным лицом тематики АСУ, это не фейк, не вражеские голоса. Это ресурс самого Минобороны.

И «передача через HD видео» «обстановки, данных и справочных таблиц» – от лица, прямо ответственного за развитие АСУ (а не мультимедиа, фото- и видеоотчетов») – это не только полный провал по АСУ (что, собственно говоря, мы имеем), но и просто основ организации управления и связи – что, в общем-то, является определяющим для создания именно военной системы связи.

Что делать?

Есть хорошее правило – «критикуешь – предлагай!», однако оно не совсем и не всегда верное.

Во-первых, ответственные лица, получавшие огромное финансирование, имевшие все ресурсы для надлежащего решения поставленной задачи, обязаны лично отвечать (и ответить) за результат.

Во-вторых, ситуация, куда нас завели ответственные должностные лица, не только позорна, но и крайне тяжела, фактически в результате их действий сегодня Вооруженные Силы не имеют современной надежной устойчивой системы управления (в первую очередь на тактическом уровне).

В-третьих, выходы есть, как технические (увы, но в экстренном виде это будет неизбежный костюм из заплаток – готовых решений нет – что является прямым следствием «Азартной аферы»), так и организационные (и здесь те же поставки волонтёрскими организациями сыграли очень большую положительную роль), но сегодня, с учетом идущих боевых действий, с предложениями на перспективу в публичном формате нужно быть крайне скупым и осмотрительным.

В-четвертых, и главное.

Ключевой фактор сейчас – реальная помехоустойчивость, и здесь экстренно нужны реальные испытания, исследовательские учения (для начала – проверка всех имеющихся средств связи (и сетей с ними) качественными средствами радиотехнического контроля).

И здесь нужно четко понимать, что требования к помехоустойчивости для наших военных радиосредств объективно должны быть выше, чем к западным – в силу значительного превосходства западного РЭБ (и планка требований по нему должна ставиться не по тому, что заокеанские хозяева разрешили ВСУ применить против нас вчера, а именно по реальным возможностям РЭБ США и НАТО).
Ссылка на источник

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here
Перетащите ползунок, чтобы вставить комментарий