По базарам и мазарам. Глава вторая. Бухара

35

«Кто шагает дружно в ряд?!
Бухаринский наш отряд!»
(из услышанной кричалки)

Не прошло и полгода, как я добралась от Самарканда до Бухары. Сейчас я имею в виду время между написанием рассказов, потому что в реальном времени переезд на скоростном поезде Афрасиаб занял всего лишь пару часов. Пассажирские поезда приходят на вокзал Бухара-1 в 15 км от города. К счастью у нас хватило ума озаботиться трансфером заранее, и мы заказали его при бронировании комнаты в гостевом доме Rumi.

Сразу поделюсь впечатлениями о размещении. Гостевой дом Rumi я выбрала по восторженным отзывам подруги, за год до того вместе с мужем прожившей там целую неделю. Не могу сказать, что мы пожалели о выборе. Из недостатков — маленький размер двух совмещенных комнатушек, окно одной из которых выходило на глухую стену сарая, во второй окна не было вообще. И очередь к общему санузлу на втором этаже, так как уборные на первом по вечерам превращались в ледник. В остальном: встретили приветливо, выдали чистые одеяла, пытались помочь с бронированием билетов по дальнейшему маршруту, помогли с такси до Хивы. Завтраки вкусные и сытные. Расположение максимально удобное — в трех минутах пешего хода от Ляби-Хауз и на самом краю старого города, там где он граничит с новым, так что ни разу не заблудились. Народу в гостевом доме тьма, масса интересных персонажей — от немытого австралийца, путешествующего в фургоне с итальянской дворнягой, до рафинированной питерской интеллигенции. Как понимаете, скучно нам не было.

На Бухару мы выделили три дня, включая день приезда. И провели их, надо сказать, бездарно. Первый день просто проторчали в кафешке у пруда на Ляби-Хауз, наконец-то отогреваясь после самаркандского ветра. Обойти саму площадь решились только на закате, когда начало холодать.

На мой неискушенный вкус, бетонные верблюды и пластиковые аисты испортили вид площади сильнее, чем мигающие вывески магазинов. А вот Ходжа Насреддин хорош до нимагу. Красавец мужчина, и ослик тоже молодец.

Ханака Девон-беги

Восторгнувшись волшебными птицами на портале медресе Надир Девон-Беги, заглянули в медресе Кулькедаш и закончили променад у раскопок караван-сарая и полуподземной мечети Магоки-Аттори.

Медресе Девон-беги

Наверное, мечеть самое интересное, что мы увидели в тот день. Первый, построенный на этом месте, храм относился к доисламской эпохе и был посвящен луне, а на базаре вокруг продавали языческих идолов. Собственно базар остался на своем месте, только идолы несколько видоизменились, приняв облик сувениров.

Мечеть Магоки-Аттори

Караван-сарай

В Средней Азии темнеет рано и в одно мгновение, сумерки в здешних широтах не предусмотрены, поэтому дальнейший осмотр города мы отложили на следующий день. Жаль не знали, что это будет канун дня города, к празднованию которого местные жители относятся очень трепетно. С раннего утра историческую часть Бухары начали завешивать флагами и отрезами тканей в национальных разводах, а на площади шла репетиция предстоящнего концерта.

Торговые купола

Медресе

Мы же, со всей туристической настырностью продолжали обследовать каждое здание на своем пути. Начали со стоящих напротив друг-друга медресе Улугбека и Абдулазиз Хана. Последнее выделяется тем, что вместе с традиционными для Узбекистана синими и зелеными цветами на портале использованы также желтый и красный.

Медресе Абдулазиз Хана

Медресе Улугбека

Нас же, пресыщенных подобной роскошью, все больше влекли узкие улочки с глинобитными домами. И площади с торговыми куполами.

Улицы старой Бухары

Купола

Бухара сплошной базар. Развитие туризма возрождает Шелковый путь в новом формате: теперь уже не караваны торговцев идут из Китая и Индии в Европу, а Европа, Китай и Индия сами едут в города Средней Азии. Особенно умилительно было наблюдать за китайцами, торговавшимися за сувениры made in China. Впрочем и местного товара ручной работы хватает на импровизированных прилавках вдоль древних стен. Часто можно прямо на месте наблюдать как расписывают керамические блюда, вырезают деревянные шкатулки или ткут расписные узбекские полотна.

Как не клялись мы сами себе и друг-другу не останавливаться у лавочек, проход через торговые купола забрал львиную часть нашего утра.

Житель Бухары

А в центре Бухары на площади с размахом репетировали завтрашний концерт. Протискиваясь между организаторами, многочисленными артистами и не менее многочисленными туристами, мы с трудом пробились к местной жемчужине — минарету Калян. Попасть внутрь обрамляющих площадь зданий не удалось, поэтому, устроившись на ступенях с общим видом на комплекс мы просто некоторое время наблюдали за развернувшимся на наших глазах батлом на дойра (гугл подсказал, что узбекский бубен называется так).

Репетиция дня города

Комплекс Пои-Калян

И все же пора двигаться дальше. Нас ждала цитадель правителей Бухары — крепость Арк.

Арк

Массивные, высокие стены главной резиденции бухарских эмиров производят обманчивое впечатление нерушимости и неприступности. Стоит лишь заглянуть за угол крепости и увидишь руины. Арк неоднократно был разрушен, Чингиз-Хан вообще по кирпичам его разнес, и все же крепость восстанавливали раз за разом.

Эмиры не в одиночестве занимали свою цитадель. Здесь обитала масса народа, и среди них те, чьи имена, в отличие от тех же ээмиров, известны всему миру: Омар Хайям, Рудаки, Фирдуоси, Аль-Фараби и Авиценна.

Сейчас в крепости для туристов открыты Джума-мечеть, конюшня, тронный зал, музей, посвященный Бухарскому эмирату и, пожалуй, все. Несмотря на огромные размеры, а до 1920 года в крепости проживало более 2000 человек, осмотр ее много времени не занял, управились до обеда. На гиде как всегда сэкономили, пристроившись к очередной группе туристов.

Джума-Мечеть в Арке

Лев в тронном зале

Напротив крепости Арк, стоит только перейти дорогу, находится самая необычная по архитектуре мечеть из всех мною виденных. Пятничная мечеть комплекса Боло-хауз больше походит на дворец какого-то правителя. Игрушечный минарет рядом и пруд напротив дополняют впечатление. Мы попали как раз на жума-намаз и, чтобы не смущать своим любопытством верующих, сначала пообедали в ближашей чайхане. Несмотря на близость к Арку чайхану Боло-хауз не рекомендую. Столики грязные, еда так себе, меню на руки не дают, чтобы проверить правильность счета, пришлось его требовать трижды, последний раз на повышенных тонах. Короче, нам не понравилось и мы обиделись. Вообще в Бухаре нам с едой не сильно везло. Ольге пришлось совсем тяжко, я то к подобной экзотике с детства приучена, жирные пальцы облизала и вперед. А Лёля тосковала по борщу и черному хлебушку с кусочком сала.

Боло-Хауз

Посчитав, что осмотром Боло-Хауз дневной туристический план закрыт, мы вернулись тем же путем на, ставшую родной, Ляби-Хауз и благополучно завершили день за парой-тройкой кружек местного пива. Не Чехия конечно, но весьма достойно.

1000 и 1 ночь

Половину последнего дня мы потратили на выезд в Новый город, за что я хочу выразить «благодарность» Халык Банку Казахстана. Несотря на все предусмотрительно снятые ограничения, он так озаботился сохранением моих денежных средств на карте, что я чуть с голым задом на улице не осталась. Хорошо основную сумму брала наличными. Дело в том, что дальше наш путь лежал в Хиву, откуда мы планировали вернуться в Ташкент самолетом. Чтобы не тратить время на покупку билетов или вообще не остаться ни с чем, я попробовала купить билеты онлайн. С картой visa данная операция вполне возможна, если это, конечно, не карта Халык банка. Мне просто ее заблокировали, посчитав активность подозрительной. Я сама не знала, что умею так материться. Пришлось покупать билеты в кассе.

Современная часть города не представляет особого интереса. Возьмите любой провинциальный городок, отмойте его, залейте солнечным светом и получите новую Бухару. Даже активно отмечаемый в старом городе день города (простите за тавтологию) здесь не чувствовался ни разу.

Новый город

А в старом городе на каждом свободном кусочке площади шли концерты и гулянья. Симфонический оркестр, национальные коллективы, местные эстрадные звезды, все это звучало над ярмарочными рядами, по которым перетекали толпы жителей и гостей города. Праздник открылся шествием в национальных костюмах, а выкрикиваемые на русском языке речевки доказали, что культурное наследие Советского Союза живо.

Праздничный Ляби-Хауз

Прячась от массовых гуляний, мы совершенно случайно набрели на еще один комплекс с прудом посередине. Ансамбль Ходжа-Гуакушон находится чуть в стороне от основного маршрута, наверное, поэтому здесь было так тихо и безлюдно. Когда-то на этом месте находилась бойня, к чему и отсылает нас название комплекса: «убивающий быков». Минарет комплекса второй по высоте в Бухаре.

Комплекс Гуакушон

Но мою чОрную душу начала глодать тоска по кладбищенской тематике. Гот, не до конца задушенный где-то внутри меня, требовал могильных видов. И выход был найден. Я совершенно «случайно» вспомнила, что в моей коллекции кладбищ нет еврейского. Не то, чтобы я знала, чем еврейское кладбище отличается от всех остальных, просто любопытно. А Бухара, как известно, родина большого еврейского анклава, значит кладбище должно быть. И оно таки нашлось, и совсем даже рядом с нашим гостевым домом, буквально через два поворота. Правда, сначала мы попытались найти синагогу в старом еврейском квартале (в субботу по любому хоть одна должна была работать). Несмотря на явные признаки присутствия богоизбранного народа, на месте здание синагоги мы так и не смогли идентифицировать, только потом на случайном фото я обнаружила его угол. Поэтому пошли на кладбище.

Кладбище оказалось закрыто. Под комментарии Ольги, нелестно характеризующие мой моральный облик и умственное развитие, я все-таки нашла местечко откуда можно окинуть взором ровные ряды могил. По словам гида из нашего гостевого дома, от когда-то многотысячной общины бухарских евреев, в самой Бухаре осталось не более 400 человек. Остальные разъехались, и далеко не все в Израиль.

Еврейское кладбище Бухары

А между старым еврейским кварталом и еврейским кладбищем раскинулась часть нового города. В 2018 году в Бухаре был открыт мемориал памяти воинов, погибших в Великую отечественную войну. Традиционно для Узбекистана, памятник установлен не неизвестному солдату и даже не солдату-герою, а скорбящей матери, оплакивающей своих сыновей.

Вечный огонь

Собственно, можно сказать, что на этом наше пребывание в Бухаре закончилось. Рано утром на такси мы уехали дальше, в Хиву.

Ссылка на источник

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
8 ⁄ 2 =