Ожидание скорого боестолкновения США и Мексики имеет под собой основание

2

Отношения между властями США и Мексики испортились до такой степени, что обсуждается сценарий специальной военной операции Пентагона. Правда, его целью должно стать не правительство Мексики, а одна из наиболее жутких и могущественных криминальных группировок мира – картель «Синалоа», из-за которого американская армия несет регулярные потери.

Рунет полнится слухами и спекуляциями о грядущей войне между США и Мексикой. Пишут о передвижении военной техники с обеих сторон, о подготовке Вашингтоном специальной операции на мексиканской территории, о категоричном настрое руководства Мексики «не потерпеть» такого самоуправства.

Тут нужен акцент на словах «слухи» и «спекуляции», психологическая база которых в России понятна. США открыто вооружают врага РФ и спонсируют конфликт на ее территории. «Вашим бы салом до по вашим же сусалам», – думает в таких случаях среднестатистический российский блогер, вспоминая от случая к случаю, что южные территории США – это северные территории Мексики, отобранные у нее в ходе войн и геополитических интриг.

Но дыма без огня, как известно, не бывает, и мексиканский случай тоже из таких. Горит сейчас в трех точках – и так ярко горит, что видно из-за океана.

Во-первых, горит политическая звезда президента Мексики Лопеса Обрадора. Он – левак, проводящий политику в пользу бедных, которых в Мексике много. Поэтому рейтинг популярности Обрадора превышает 70%.

Импонирует мексиканцам и антиколониальная риторика президента, обращенная против США. Нет смысла тратить время на описание отношений между Мехико и Вашингтоном при нем – они плохие, а самое неприятное для американцев то, что Обрадор заново открывает свою страну для Китая.

Сейчас на кону вопрос о запрете на экспорт в Мексику генно-модифицированной пшеницы, что единодушно поддерживают мексиканские хлеборобы и чего страшатся американские фермеры, поскольку под эмбарго попадет 80% производимой ими пшеницы. Но подчас действительно кажется, что вопрос стоит о полноценной войне, поскольку Обрадор любит осуждать «акты агрессии» со стороны США из прошлого и возможного будущего.

Во-вторых, на южных границах США заново разгорается миграционный кризис: попасть в Техас, Аризону или Калифорнию, как на землю обетованную, пытаются многие тысячи латиноамериканцев. Это не только мексиканцы – немало там и выходцев из еще более бедных и более южных стран. При Дональде Трампе таких депортировали обратно в Мексику. При Обрадоре так делать нельзя.

Разумеется, этот кризис является частью заурядной политической борьбы между республиканцами и демократами. С ним же связано попавшее в российские новости передвижение войск: на границу с Мексикой отправили вооруженное подкрепление, на что Обрадор решил отреагировать симметрично – и передвинул мексиканские войска.

Незаурядным кризис делает то, что в его основе не только ксенофобия, конкуренция за рабочие места и рост преступности, в общем, все то, с чем неразрывно связаны все миграционные кризисы. Речь о смертельной угрозе для национальной безопасности США. Это штамп, который использует американская сторона, но, придется признать, в данном случае она звучит убедительно.

Проблема в наркотике под названием фентанил, который проникает через границу с Мексикой благодаря мигрантам и проделанным коррупцией «дырам». Подсчитано, что один американец умирает от передозировки фентанилом каждые восемь минут, а отягощенная посттравматическим синдромом армия несет потери, близкие к боевым: более 15 тысяч передозировок за несколько лет, в том числе 330 со смертельным исходом.

Третий (но первый по значимости) источник огня, от которого дым, называется «Синалоа». Это один из наиболее могущественных наркокартелей Мексики, который располагает целой армией, вооруженной в том числе беспилотниками. Когда-то картель специализировался на кокаине, но после того, как его почти легендарный главарь по кличке Эль Чапо («Коротышка») оказался в американский тюрьме (откуда, кстати, потом бежал, но снова был пойман), его сыновья-наследники перепрофилировались на фентанил. В народе они известны как Эль Чапито – «малыши-коротыши».

«Чапито стали пионерами в производстве и торговле самым смертоносным наркотиком, с которым когда-либо сталкивалась наша страна… Они унаследовали глобальную империю наркотиков и сделали ее более безжалостной, жестокой и смертоносной», – заявляет глава Управления по борьбе с наркотиками США (DEA) Энн Милграм.

От четырех сыновей Эль Чапо не ждали такой прыти, но они победили во внутрикартельной борьбе генералов старого «короля» и обошли те препятствия, которые чинила картелю администрация Дональда Трампа, обеспокоенная «опиоидной эпидемией» в США.

Синофоб Трамп тогда, что называется, «переступил через себя», и на переговорах с председателем Китая добился содействия в том, чтобы в Мексику не отгружали прекурсоры, необходимые для производства фентанила. Но Эль Чапито произвели «импортозамещение» – наладили собственное производство прекурсоров.

Кроме того, они пошли на крайне циничный и жестокий «маркетинговый ход» – стали подмешивать фентанил в более привычные для черного рынка наркотики, подсаживая на него втемную.

Фентанил вызывает привыкание особенно быстро. Этот препарат изобрели в 1960-х как обезболивающее для онкобольных на последних стадиях, поэтому «героиновый» уровень зависимости от него заметили не сразу. Вдобавок он очень токсичен: слегка превышенная доза легко может стать летальной. А производится путем химической реакции, поэтому с мексиканской наркоторговлей не получается бороться, как привыкли – путем уничтожения плантаций мака или коки. Лаборатории по производству фентанила хорошо спрятаны и охраняются.

В общем, ситуация запущенная. А потенциально взрывоопасной (в плане начала войны между США и Мексикой) ее делает своеобразная политика президента Обрадора. Он считает, что бороться с наркомафией, которая среди бедноты ходит в «народных героях» (как и Пабло Эскобар, сказочно богатые Эль Чапито платят населению за лояльность), нужно не насилием и не полицейскими мерами, а программами развития, которые лишили бы картели социальной базы. «Нельзя тушить огонь огнем», – любит повторять президент Мексики.

В слиянии с антиколониальной риторикой это породило спорную политику. Обрадор закрыл многие базы DEA и расформировал те подразделения, которые плотно кооперировались с американцами. Чем меньше в стране силовиков из США, тем лучше, но есть мнение, что Обрадор в данном случае не тех людей защищает.

Он даже приказал отпустить младшего из братьев Эль Чапито, когда его удалось задержать в Кульякане – столице штата Синалоа, по имени которого назван картель. Правда, у Обрадора для этого был существенный повод: картель выдвинул на выручку целую армию, которая, помимо прочего, оцепила дома полицейских, угрожая перебить все их семьи. Чтобы город не захлебнулся кровью, глава государства принял ультиматум наркомафии.

Впоследствии младшего удалось поймать вторично. Обрадор лично согласовал операцию, но мексиканские силовики подчеркивают: он не знал, где и когда она будет проведена.

В этом можно разглядеть намек, что президент Мексики из тех, кому платит «Синалоа»: Эль Чапито выделяют огромные бюджеты на подкуп чиновников. Но это необязательно так, поскольку крайне либеральный взгляд Обрадора на наркомафию характерен для мексиканских левых: дайте, мол, простым людям образование и работу, тогда-то империя «Синалоа» и рассыплется. Как бы там ни было, в США настроены перекрыть поток фентанила любым способом. Неудивительно, что обсуждают традиционный – проведение против картеля специальной военной операции, что уже неоднократно происходило и в Мексике, и в Колумбии, и в ряде других стран. Но – при одобрении их правительств. А Обрадор даже слышать об этом не хочет.

На этом фоне республиканцы в Конгрессе обвиняют демократов в бессилии. Демократы в ответ напоминают, что отношения с Мексикой испортил именно Трамп, но их «правое» крыло соглашается с тем, что спецоперация – самый эффективный метод борьбы против влиятельного картеля. Неудивительно, что перемещение военной техники воспринимается паникерами как свидетельство скорой войны.

Только войны не будет, по крайней мере, в ближайшем будущем. Для США она сейчас – слишком рискованное предприятие, чреватое таким кризисом, при котором о временах «Синалоа» начнут вспоминать с ностальгией.

Обрадор, каким бы популярным он ни был, в следующем году уйдет: президенты Мексики избираются только на один шестилетний срок. Вашингтон уже вложился в победу оппозиции, что добавило в американо-мексиканские отношения искр: Обрадор вне себя от того, сколь нагло Вашингтон вмешивается во внутренние дела Мексики. Но это, помимо прочего, важное свидетельство, что у Байдена пока планируют дождаться ухода Обрадора, а не гоняться по джунглям за «Синалоа», отстреливаясь от мексиканской армии.

Но на случай, если в будущем мексиканской армии действительно придется дать бой Пентагону, в Мехико наверняка в курсе: у России больше нет перед США моральных и прочих обязательств, которые не позволили бы помогать их врагам на южной границе. Если, конечно, речь идет о законном правительстве Мексики, а не о картеле «Синалоа».

Дмитрий Бавырин

Ссылка на источник
Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here
Перетащите ползунок, чтобы вставить комментарий