«Нациократия» Николая Сциборского — «Украинство…» Глава XVI

5

Изображение: Приводится исключительно в целях иллюстрирования исторических событий и осуждения нацизма. ИА Красная Весна решительно осуждает нацизм во всех его проявлениях
Парад в Станиславе (ныне Ивано-Франковск) в честь визита генерал-губернатора Польши рейхсляйтера Ганса Франка, октябрь 1941
Организация украинских националистов (ОУН) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — ядро радикального украинского движения — в 1940-х гг. раскололась на две части: ОУН (б) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (бандеровцы) и ОУН (м) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (мельниковцы). Бандеровцы взяли на вооружение доктрину Донцова, тяготевшего к германскому нацизму. Мельниковцы же провозгласили своей идеологической платформой концепцию Сциборского.

Николай (Мыкола) Сциборский родился в 1898 году в Житомире в дворянской православной семье. Воевал в рядах российской армии в Первой мировой войне. Вернувшись после Февральской революции на Украину, вступил в ряды армии националистической Украинской народной республики. Приветствовал правительство гетмана Скоропадского, пришедшее к власти на немецких штыках.

В 1924 году Сциборский нелегально прибыл в Чехословакию, где получил инженерно-экономическое образование. Уже в годы учебы он разделял идеи фашистского толка. В своей дипломной работе «Аграрная политика украинского национализма» Сциборский писал: «В выборе передовой идеи каждой политики не колеблемся, ею является Величие, Мощь и Благо украинской нации». Рецензент Сциборского Александр Мицюк отмечал, что работа была написана «чисто в духе муссолинизма».

В Чехословакии Сциборский становится лидером Лиги украинских националистов (ЛУН).

Вскоре при активном участии Сциборского в эмиграции формируется более широкая радикальная структура — Организация украинских националистов (ОУН) (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Оуновцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) резко размежевываются с умеренными националистами (последних Сциборский называл «плаксивым украинским этнографизмом»). В 1929 году в Вене проходит учредительный съезд ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ). На съезде оуновцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ)провозглашают себя единственной организацией украинских националистов. Вождем ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) избирается Евген Коновалец. ЛУН вливается в ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а Сциборский становится правой рукой и заместителем Коновальца. Он также занимает пост издателя основного издания ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — журнала «Розбудова нації».

Украинские националисты Каленик Лысюк, Евген Коновалец, Иван Рудаков, Николай Сциборский. 1929 год
Концепция, разработанная Сциборским, называлась «нациократия». Наиболее полно она изложена в одноименной книге, опубликованной в 1935 году. Однако «Нациократия» — политкорректно «прилизанная» книга, кроваво-погромная суть из нее старательно удалена. Поэтому мы будем рассматривать концепцию Сциборского в контексте его более ярких и откровенных работ.

Последователи Сциборского часто пытаются представить его взгляды обыкновенным национализмом, противопоставляя их откровенно фашистской и расистской идеологии Донцова. Сам Сциборский в «Нациократии» показывает преимущества фашизма перед капитализмом и социализмом. При этом он несколько дистанцируется от фашизма, заявляя, что является сторонником собственной концепции — «нациократии». Однако приглядимся, отличаются ли от фашизма основные положения «нациократии» Сциборского.

Постулаты Сциборского

Право силы

Сциборский утверждал, что в основе жизни лежат «законы противоборства и право силы». Это общефашистский дискурс, заимствованный у Ницше: сверхчеловек как субъект воли к власти находится «по ту сторону добра и зла» и руководствуется в своем поведении только принципом безудержной экспансии. Выдающийся немецкий философ Мартин Хайдеггер объяснял выдвинутый Ницше абсолютный приоритет воли к власти тем, что «Бог умер» (выражение того же Ницше), — а значит, умерла и любая метафизика, кроме той, которая основана на воле к власти. Идеи Ницше действительно приобрели большую популярность в Европе начала XX века. Однако ни одно общество в истории, кроме фашистского, ни раньше, ни позже, не выдвигало в качестве своего смыслового основания волю к власти.

Биологизм

Концепция Сциборского сугубо биологична. Природное начало, заявлял он, порождает не только инстинкты, но и «индивидуальные духовные черты». Более того, «в нем сосредоточивается суммарная совокупность «добра» и «зла». То есть нравственность, по Сциборскому, — явление биологическое, как, впрочем, и сама человечность. Биологично даже творчество: «Импульсы к творчеству — инстинкты».

Николай Сциборский
Биологическое начало превалирует не только в человеке, но и в нации: Украинский «национализм органично врастает своими корнями в историю и происходит из глубочайших недр национального био-психического естества». Сциборский прямо требует обратиться к «духу родной земли» как к источнику мощи и отыскать с его помощью «органические национальные основы». Отметим, что такой призыв ничем не отличим от нацистского «кровь и почва».

Интересно также, что Сциборский осуждает русский большевизм за то, что для него «органическое начало жизни есть принципиально враждебное». (Ну не хочет русский народ доводить раскрепощение инстинктов до окончательного вызверивания, до превращения в белокурую бестию… вот он какой плохой!)

«Нация превыше всего!»

Вслед за итальянскими фашистами и немецкими нацистами Сциборский объявлял нацию главной ценностью, ради которой следует жертвовать всеми остальными: «Украинский национализм воспринимает собственную нацию наивысшей, абсолютной идейной и реальной ценностью, выдвигая лозунг: Нация превыше всего!». Это дословная калька с нацистского «Германия превыше всего».

Во имя интересов нации допустима любая аморальность: «Все то хорошо, что хорошо для блага, силы и развития моей нации; всё то плохо, что эту силу и развитие ослабляет — это основная заповедь идеологии украинского национализма». Как мы знаем из истории, «благом» для украинских националистов на этом пути оказались коллаборационизм и неслыханные зверства.

Империализм

Примат воли к власти и борьбы за «жизненные права» порождает империализм как «неизбежное проявление истории»: «Никакая здоровая нация не пойдет на самоограничение; она ищет распространения <…>, встречает другие нации, толкаемые одинаковыми, но противоречащими ей, задачами и интересами». Всякое требование сокращения империалистических амбиций Сциборский осуждал как несоответствующие «правде жизни и ее твердой философии».

Тезис «нация превыше всего» порождает идеологию погромного национализма: «Идеология национализма является сплошной, неделимой, воинственной и непримиримой; ее немыслимо смешивать с другими идеологиями», «…всякая национальная идея и национальный интерес является отрицанием других идей и интересов».

Как это заявление Сциборского об отрицании чужих национальных интересов согласуется с тем, что Вождь ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Евген Коновалец и ряд видных оуновцев (организация, деятельность которой запрещена в РФ) состояли в отношениях с разведками самых разных стран? А вот как: «Исключение из этого правила бывает или тогда, когда данная национальная идея и ее интересы не могут выступить против других (тогда они подчиняются чужой силе…), или когда между ними нет непосредственного столкновения (тогда возможно согласие, основанное на обоюдном эгоизме и признании силы другой стороны)». Обоюдный эгоизм украинцев и их респондентов на Западе в данном случае явно проявляется в их общем стремлении уничтожить равно ненавистную им Москву.

Как только новое украинское государство будет построено, оно должно, по мысли Сциборского, начать войну с соседями за «расширение жизненного пространства»:

«Наше будущее зависит от того, сумеем ли мы <…> проявить наибольшую жадность к собственному интересу, будем ли мы иметь твердые, острые когти, чтобы в обнаглевшем, эгоистичном и бесправном базаре современного мира вырвать для себя и сохранить наибольший, кровью жертв и правом силы освященный кусок».

Колонии, указывает Сциборский, нужно захватывать «в направлении Ближнего Востока и Средней Азии (Кавказ, Прикаспийские и Закаспийские степи, Туркестан и т. д.)». Сциборский лицемерно оправдывает агрессивный империализм тем, что он-де будет благом для освобожденных от московского «ига» народов и даже называет такую колонизацию «экономической и культурной <…> миссией Украины на Востоке».

Расправа с врагами — «москалями», поляками и несознательными

Тема расправы над оккупантами крайне характерна для украинских националистов — даже у «умеренного» Сциборского она доминирует. Украинское государство должно утвердить себя, заявляет он, в борьбе с оккупантами: «Национальная революционная концепция <…> базируется на твердых основах бескомпромиссной борьбы с оккупантами». Вслед за другими националистами, Сциборский вводит категорию «вражьих национальностей» — «оккупировавших» Украину «москалей» и поляков. Он прямо говорит о том, что поднять на борьбу украинцев должен «призыв к кровавой расправе над оккупантами и борьбе за свои жизненные права». И — призывает к полной зачистке от врагов территории Украины: «Этот чужой паразитарный нарост на нашем национальном организме будет вырван с корнем <…>, большая часть этих <…> приезжих будет материально и физически истреблена уже в начале революции». Оставшихся насильно сгонят с земель, и вражьим государствам будет выдвинуто требование «репатриации колонистов», причем «в случае уклонения от этого требования — власть проводит репатриацию помимо и вопреки воле соседних государств».

Над любыми возражениями против геноцида Сциборский заранее насмехается, называя их «лицемерной демагогией» на тему гуманизма:

«В выборе средств освобождения Украинской Нации, национализм не ограничивает себя никакими „общечеловеческими“ предписаниями „справедливости“, милосердия и гуманизма», — пишет он.

«Несознательные» украинцы, не воспринимающие Москву как абсолютное зло, — также объявляются врагами: «Омоскаленные и ополяченные оборотни — не меньшие враги Украины, чем чистокровные москали и поляки». Сциборский называет их «внутренними вредителями» и требует «железной рукой душить и уничтожать»: «Вредителей, которые будут уклоняться от народно-революционной повинности, нужно будет карать», — заявляет он.

Добавим, что в период Великой Отечественной войны националисты из УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) реализовали этот призыв на практике: жертвами их расправ стали не только русские и поляки, но и «несознательные» украинцы.

Россия — главный враг

И всё же главный враг украинцев, говорит Сциборский, — это Россия. Сциборский сетует на то, что население городов Украины — не украинцы. И призывает ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), проводя пропаганду среди крестьян, «создать карательную, народную, повстанческую армию и с ней двинуть на оккупантов». Нельзя не заметить, что в создании во время Великой Отечественной войны преимущественно из крестьян Украинской повстанческой армии (УПА) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), прославившейся своими зверствами, отразилась именно эта идея.

Изображение: Приводится исключительно в целях иллюстрирования исторических событий и осуждения нацизма. ИА Красная Весна решительно осуждает нацизм во всех его проявлениях
Приветствие ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) июль — начало сентября 1941 года. Текст (сверху вниз) «Слава Гитлеру! Слава Бандере! Да здравствует независимая Украинская соборная Держава! Да здравствует Вождь Ст. Бандера! Слава непобедимым немецким и украинским вооружённым силам! Слава Бандере!»

Особая пагубность Москвы, по Сциборскому, заключается в «московском мессианстве», якобы являющимся «инстинктом носителей московской культуры» и ядром ее «патологической» духовности. Он пишет: «Московскую духовность определяет какая-то болезненная раздвоенность, органическая нелюбовь к позитивным конструкциям, внезапные хаотические порывы — с их тенденцией отрицать завершенный духовный строй, и направленностью к мистическому неизвестному. В этой духовности парадоксально соединяется релятивизм и фанатизм; аскетизм и буйная широкая натура; нелюбовь к самодисциплине и одновременная склонность к деспотизму; нигилизм и страстная жажда догматов и «вечных правд». Идею о раздвоенности русской души Сциборский явно позаимствовал у Достоевского. Но если великий русский писатель Достоевский, по сути, постоянно говорил о сопричастности русских и бездне, и небесам, то для Сциборского русские сопричастны только бездне и потому особо чудовищны.

Большевики не отказались от русского мессианства, отмечает Сциборский (мысль эту Сциборский, видимо, почерпнул у Николая Бердяева, на которого он ссылается, обсуждая русское мессианство). После 1917 года русской «мессианской концепцией стал большевизм, который преломил свои первичные теории [материалистический марксизм] через призму московской духовности, психологии, истории, традиции». При большевиках, утверждает Сциборский, русское мессианство «становится еще более напористым и агрессивным, чем это было во времена Достоевских».

Украинское мессианство

Сциборский прекрасно понимает, что русскому мессианству нужно противопоставить нечто соразмерное по идейной мощи: «Украинскую массу… сдвинет только пробужденная вера в ее творческое посланничество, которое будет в состоянии противопоставить себя коммунистическому мессианству и польскому империализму». В данном случае мессианство и «творческое посланничество» — явные синонимы. Украинский народ, по Сциборскому, — народ порабощенный. Более того, это народ-мученик: «Украинская нация идет по своему крестному пути». Причем, по утверждению Сциборского, украинский народ находится под пятой самого худшего из сатрапов — Москвы. Соответственно, украинцы несут в своем сердце слово свободы как уникальное «творческое посланничество» миру.

Отметим, что тема мессианства и мученичества возникает еще у украинского историка-националиста Н. Костомарова. Тот, в свою очередь, позаимствовал ее у поляков. Так, «Книга бытия украинского народа» Костомарова изображает Украину лежащим в могиле, но не умершим мучеником, которому предстоит восстать и нести слово свободы славянству. Это произведение является почти дословным переводом с «Книг народа польского и польского пилигримства» польского поэта А. Мицкевича, у которого из могилы должен, подобно Христу, восстать польский народ.

Характерно, что уже после Второй мировой войны, в эмиграции, националист И. Лысяк-Рудницкий развивал идею об украинском посланничестве (оно же — «украинский мессианизм»). Лысяк-Рудницкий понимает украинское мессианство как некое «гармоничное соединение восточных и западных культурных основ» — задача, выполнить которую способна только Украина: «Реализацией этого своего великого посланничества Украина основала бы новую, лучшую историческую эпоху на Востоке Европы и обеспечила бы более счастливую, более согласную с Божией волей жизнь не только для себя самой, но и для всех соседних народов». При этом Лысяк-Рудницкий утверждал, что московское и польское мессианство — это краденое украинское мессианство. Хотя в реальности всё было ровно наоборот: украинские идеологи позаимствовали мессианскую идею у поляков и русских.

Таковы исходные положения концепции Сциборского. Какое же государство он предлагал строить?

Нациократия: построение государства

Неравенство

Понимая, как и другие современные ему фашисты, что нельзя отдавать коммунистам тему построения социального государства, Сциборский заявляет, что украинский национализм — это «не только фактор государственно-политического освобождения; он также и фактор социальной реформации».

Но о какой социальной реформации идет речь? «Нациократия — это режим господства нации в собственном государстве, осуществляемый властью всех ее социально-полезных слоев» — то есть без вредителей, «москалей», «колонистов», «омоскаленных» и прочих, которые поражаются в правах, сгоняются и уничтожаются. И, конечно, без «бесполезных» членов общества. «Нациократия признает, — пишет Сциборский, — что неравенство имманентно (присуще) обществу». «Социальная мораль не может терпеть, чтобы на его [общества] организме продолжали жировать отмирающие, безучастно-потребляющие, паразитарные клетки за счет использования и развития молодых, творческих сил». Таким образом, социальная реформация по Сциборскому подразумевает поражение в правах и уничтожение как «паразитарных клеток» многочисленных категорий населения. Что является, безусловно, очевидным нацизмом!

Строительство государства на принципах социального равенства, как это пытаются сделать большевики в СССР, приводит народы, утверждает Сциборский, к гибели: «Абсолютное равенство стало бы фактором общественного регресса». Сциборский предостерегает от увлечения коммунистическими идеями: «Назначение таких народов [которые пойдут по пути строительства коммунизма] — быть навозом для других!». Так вводятся в оборот еще две нацистские идеологемы: необходимость господства и подчинения и образ не признающего этот постулат регрессивного «народа-навоза».

Корпоративизм

Нил Хасевич. Плакат ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). 1946-50 гг.
Сциборский предлагает строить украинское государство на принципах корпоративизма (он же — синдикализм). Корпоративизм, говорит он, основывается на «нациократических принципах надклассовости и национальной солидарности». Эта солидарность возникает из фанатической веры в нацию: «Государственный синдикализм заменяет интернационально-классовую сущность революционного синдикализма [т.е. советского коллективизма] культом собственной нации — государства», — пишет Сциборский.

Идею корпоративизма Сциборский также заимствует у итальянских фашистов. Один из теоретиков корпоративизма итальянец Джузеппе Боттаи писал: «Корпоративность итальянского государства в точности соответствует его фашизации»; «В сознании всех итальянцев существует уравнение Муссолини «Фашистское государство есть государство корпоративное». Утверждая, что «корпоративизм ставит своей целью научить индивида подчинять свои частные интересы общим интересам нации», Боттаи пытался скрыть факт жесточайшего межклассового антагонизма и эксплуатации неимущих в фашистском государстве. Таким образом, реальная социальная политика подменялась мифическим сотрудничеством корпораций.

Один из крупнейших исследователей итальянского фашизма Н. Устрялов писал по поводу корпоративизма: «Не только фактически, но и юридически фашистское правительство есть не власть синдикатов, а власть над синдикатами». В украинском варианте, соответственно, предполагалось, что всю власть в государстве сосредоточит в своих руках ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Культ вождя

Во главе нациократии стоит вождь. «Вождь Нации, лучший из лучших ее сыновей, силой общего доверия нации и правом своих внутренних свойств держащий в своих руках власть», — пишет Сциборский. Этот культ Вождя ничем не отличим от культа Муссолини в Италии или Гитлера в Германии.

Диктатура

Наиболее близка к идеальному государственному устройству, по Сциборскому, диктатура фашистского образца, основанная на принципах «общественной иерархии, авторитарности и монократизма, где право управлять имеют только лучшие… Эта элита, возглавляемая вождем-диктатором, ведет за собой большинство нации — народные массы».

Заметим, что для Сциборского существуют две диктатуры: разрушительная диктатура пролетариата, превращающая человека в «механизированного робота», и благая фашистская диктатура. «Диктатура фашизма, — пишет Сциборский, — базируется на здоровых основах общественной культуры и морали; она вырастает из тысячелетних творческих традиций Древнего Рима».

Апелляция к Древнему Риму, по всей видимости, тут не случайна. Сциборский напрямую повторяет слова Муссолини, утверждавшего в «Доктрине фашизма», что фашистское государство есть воля к власти и к господству и что римская традиция в этом отношении есть идея силы.

Роль партии

Украинской нации, признает Сциборский, пока нет. Ее еще надлежит построить путем «национальной революции», включающей в себя массовый геноцид и депортацию чужаков. Строить нацию должна ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Не случайно и название основного оуновского (организация, деятельность которой запрещена в РФ) журнала, издателем которого являлся Сциборский, было «Розбудова нації» — «Построение нации». Именно ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), по Сциборскому, призвана «углублять процессы революции в широких народных массах». «ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не только организованная сила революции… Она ее штаб, мозг и душа целого освободительного движения».

Сциборский так описывает психологический портрет члена ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ): «Непримиримость к чужакам, выкристаллизованное национальное чувство, революционный темперамент и готовность к наибольшим жертвам — вот закон, который обязует каждого ее члена».

У большевиков Сциборский заимствует идею партии-авангарда — вдохновителя масс на революционную борьбу: «Национализм станет стражем и строителем нации, ее ведущим авангардом». Сциборский не может не признать заслуг соратников Ленина: «Это были аскеты-мистики, видевшие цель своего существования в борьбе за свои теории». И это правильно, говорит Сциборский, только партия должна быть еще более плотной, а ее члены еще более жертвенными, и во главу угла должна быть поставлена сверхидея украинской нации, а не «патологичное» московское мессианство.

Становление украинской нации, по Сциборскому, определяется способностью националистов «пропитать всё внутреннее и духовное ее [нации] естество верой в себя, чувством силы, соборного единства и идеей величия». Только так рождаются «факторы собственного духа». «Немыслимо участвовать в работе революционной организации, — пишет Сциборский об ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — не пройдя самому собственной психической революции». Отметим, что при этом Сциборский резко отвергал принципиальную способность человека к гуманистической трансформации (такую трансформацию Сциборский называл «перерождением»). Сциборский утверждал: «А сама возможность перерождения человеческой психики — как это себе представляют различные псевдогуманисты — является не только нереальной, но и аморальной против всей природы человека».

Главный конгресс украинских националистов. 1929
Опубликованные в наше время архивные материалы свидетельствуют о том, что именно Сциборский выдвинул идею ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) как двучастной системы с закрытым орденом внутри. Схема Сциборского была принята на учредительном съезде ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Вене в 1929 году и развита в последующее предвоенное десятилетие. При вступлении во внутренний Орден ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) кандидаты проходили обряд посвящения, называвшийся Предопределением.

Безусловно, идея партии-ордена не была изобретением Сциборского. Так, в уставе фашистской партии Муссолини утверждалось, что фашистский «воин» имеет свою собственную мораль и что законы общепринятой морали в области семьи, политики и общественных отношений ему чужды. Как отмечал, ссылаясь на этот устав, вышеупомянутый Н. Устрялов, «кодекс его [члена партии Муссолини] чести связан с его орденской посвященностью, с высшей фашистской идеей».

Наиболее же полно идею ордена внутри партии воплотили немецкие нацисты, сделавшие ядром своей организации Черный орден СС.

«Демократизм»

Пожалуй, единственное, что Сциборский позволял себе критиковать в фашизме, — это его избыточную тягу к диктатуре и элитаризму. «Демократизм» Сциборского берет свое начало в вышеописанном мессианстве украинской нации.

Сциборский указывал, что «чрезмерный правительственный этатизм и воссоздание культа своеобразного «полицейского государства» <…> тормозят развитие, общества и индивидуальности». Избыточный фашистский элитаризм Сциборский называл «экзальтированным вождизмом». Он отмечал, что «история культуры человечества «создается «не только и не исключительно усилиями ведущих элит», что сами эти усилия невозможны без «неоценимого вклада с неоформленных глубин народных».

Доказательством значимости народа (а не только элиты) является для Сциборского история Украины — ведь ее народ сумел сохранить национальную идентичность вопреки своей элите, пошедшей «на службу вражеским историческим факторам». «Наша история, — пишет Сциборский, — дает действительно редкий пример, когда не элита, а только собственные народные низы стимулируют появление нового ведущего меньшинства, выдвигая его в жизнь из своих неисчерпаемых творческих глубин». Историческое творчество элиты, объясняет Сциборский, возникает «от постоянного контакта с народом через вовлечение глубоких его слоев в процесс активного сотворчества с ней».

При этом Сциборский считает диктатуру фашизма и других националистических движений оправданной, если они осуществляют «великую миссию врачей больной эпохи». В этих условиях власть, сосредоточенная в руках «новой ведущей элиты» — имеется в виду ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — будет «созидательным, мобилизующим и воспитывающим фактором, [который] увлекает за собой большинство и твердой рукой направляет его к развитию духовных и реальных ценностей».

Сциборский оговаривает, что со временем любая диктатура «замыкается в себе», «приходит время ее самоконсервации и отрыва от живых источников народа». Благая духовность ведущего меньшинства, «ее начальный духовно-идейный порыв сменяется „деловой“ практичностью и бюрократизмом». Перерождения диктатуры, говорит Сциборский, «почти всегда влекли за собой катастрофы, надолго сдерживали дальнейшее общественное развитие».

Задачу предотвращения перерождения диктатуры ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после ее прихода к власти на Украине Сциборский возлагает на концепт нациократии, в соответствии с которым обществу якобы будут обеспечены «необходимые сферы критического мышления, действенного соучастия в государственной жизни и самовыражения».

Сциборский говорит о временном характере «национальной диктатуры» ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — мол, она будет осуществляться лишь на первых этапах «национальной революции».

Как и когда народу будет дано право соучаствовать в историческом процессе, он не уточняет. Но, поскольку нациократия — это власть общественно полезных слоев, то в любом случае очевидно, что в украинский демос будут записаны лишь те, кто пойдет за ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Остальные неизбежно будут объявлены паразитарными клетками.

Итак, при внимательном рассмотрении совершенно очевидно, что нациократия Сциборского — не более чем переложение на украинскую почву идей итальянских, немецких и прочих фашистов.

В 1939 году в Риме собирается II Великий съезд ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Новым Вождем на нем провозглашается Андрей Мельник. Нациократия Сциборского становится на некоторое время официальной доктриной ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (позже, после раскола организации, приверженность к ней сохранят мельниковцы).

Из программных документов Римского съезда видно, что ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начинает прямо заявлять о своих претензиях на безграничную власть: «Единой формой организации населения Государства будет ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — как основа государственного строя и координатор национального воспитания и организации общественной жизни».

В 1940–1941 гг. в ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) происходит раскол между мельниковцами и бандеровцами. Первые, как уже говорилось, берут на вооружение идеи Сциборского, вторые — Донцова.

Парад украинских националистов
В 1941 году, непосредственно перед возвращением украинских фашистов на родину в немецком обозе, ОУН (м) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) выпустит проект конституции Украины, написанный Сциборским.

В этой «конституции» заявлялось, что «устройство Украинского государства основано на принципах нациократии». Конституция объявляла Украину «суверенным, авторитарным, тоталитарным, профессионально организованным государством».

«Вся полнота власти в Украинском государстве принадлежит украинской нации», утверждала конституция. Однако по факту эта власть должна была бы быть передана ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ): «Украинская нация осуществляет эту власть посредством главы государства — вождя нации, который является символом суверенитета и единства государства». Украинский вождь сосредоточивает в своих руках такую неограниченную власть, которая не снилась и Муссолини: он несет ответственность только «перед богом, нацией и собственной совестью».

Глава государства, по конституции Сциборского, одновременно и глава Провода (высшего руководства) ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Вождь осуществляет свою власть посредством диктатуры ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая «является основой государственного устройства и основным элементом воспитания нации и организации общественной жизни…». Таким образом, «демократизм» заявлявшегося Сциборским общественного устройства был совершенно и окончательно забыт в момент, когда запахло реальной политикой.

К 1941 году раскол в ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перерастает в настоящую кровопролитную войну. В этой войне верх берут бандеровцы, организовавшие серию расправ над высокопоставленными мельниковцами. Среди ликвидированных мельниковцев был и Сциборский: 30 августа 1941 года он был застрелен в центре Житомира. Бандеровцы отрицали свою причастность к случившемуся, но у историков сегодня по этому поводу нет никаких сомнений.

Фотография из газеты «Украинский Доброволец». 1943
Конфликт между крыльями ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжился после окончания Великой Отечественной войны в эмиграции. Тлеет он и по сей день.

Концептуальные наработки Сциборского продолжают быть востребованными в среде украинских радикалов. Например, за три года до бандеровского переворота в Киеве, в январе 2011 года, видный представитель ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и будущий участник майдана Николай Кохановский ссылался в интервью на нациократию по Сциборскому. На вопрос журналиста, какие действия он предпримет, взяв штурмом правительственные здания, Кохановский ответил:

«Берем все здания, правительственные структуры, создаем революционный провод. Сразу же из всех, кто принимал участие в штурме, формируем национальную гвардию. Здесь же создаем революционный трибунал и начинаем национальную диктатуру — устанавливаем свой порядок в своей стране. То есть мы должны обезвредить и выбросить из Украины всех, кто сейчас у власти. Далее — создаем свою вертикаль. <…> Далее строим нациократию в стране — ничего придумывать не надо. У Николая Сциборского всё описано».

Таким образом, Сциборский разработал целый ряд значимых для украинского национализма идей: от украинского мессианства и войны «народной повстанческой армии» с «москалями» до уничтожения «ненужных» сограждан как «паразитарных клеток» и абсолютной власти в государстве вождя и партии. Несмотря на то, что концепция нациократии Сциборского не стала основной для украинских националистов, его идеи оказали и продолжают оказывать влияние на украинцев. И, кроме того, анализируя краеугольные основания людоедского бандеровского украинства, мы убеждаемся, что и у Сциборского, и у Донцова эти основания являются если не идентичными, то в равной мере нацистскими.

Коммуна «Суть времени»
ИА Красная Весна

Ссылка на источник
Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
24 ⁄ 8 =