М.В. Попов и «Рабочая Партия России»: марксизм или ревизионизм?

8

Вторая часть

Введение

В первой части статьи мы рассматривали взгляды М.В. Попова и его сторонников на природу советского общества и причины контрреволюции в СССР. Там мы постарались показать всю метафизичность и теоретическую несостоятельность методологии Попова и его сторонников. Но на этом претензии к теоретическому наследию Попова не исчерпываются, главное впереди. Ещё одним, куда более существенным и опасным (можно сказать даже ключевым) пунктом ревизионистских воззрений Попова и его сторонников является отказ считать Россию империалистическим государством. Эта мысль приводит авторов к далеко идущим практическим выводам, которые, как мы покажем ниже, носят хорошо подшлифованный марксистской терминологией охранительский характер.

Михаил Васильевич Попов
Михаил Васильевич Попов

В данной части статьи мы раскроем следующие вопросы:

  • В.И. Ленин об империализме;
  • О монополистическом характере экономики РФ;
  • Об отсутствии банков в РФ;
  • Финансовый капитал в современной России;
  • О вывозе капитала из РФ;
  • Современный империализм;
  • О компрадорской и некомпрадорской буржуазии.

В.И. Ленин об империализме

Напомним кратко, что понимал под империализмом В. И. Ленин, написавший свой классический фундаментальный труд «Империализм, как высшая стадия капитализма». В конце своего труда Ленин обозначил пять основных признаков империализма и дал определение. Отметим сразу, что, в отличие от Попова, который сначала даёт выгодные ему определения, а потом подгоняет под них реальность, у Ленина выделенным пяти признакам империализма и определению империализма предшествовал подробный анализ эмпирического материала, и указанные признаки и определение выступили некоторым итогом исследовательской работы. Итак, В. И. Ленин выделил следующие пять признаков империализма:

«1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими странами» (Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма // ПСС Т. 27. С. 386-387).

Далее В.И. Ленин формулирует определение: «Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» (там же, с. 387).

Карикатура. Господство финансового капитала

Как видно, Ленин видит в империализме не просто политику, а именно стадию развития капитализма, делая упор на его экономическую сущность. В ходе развития капитализма и рыночной конкуренции, сопровождающейся анархией производства, периодически происходят кризисы перепроизводства. Эти кризисы вели к разорению наиболее мелких капиталистов и укреплению наиболее крупных, а в дальнейшем объединению их в союзы. Таким образом, конкуренция закономерно привела к своему самоотрицанию – к монополии, которая и является, по выражению Ленина, «самой глубокой экономической основой империализма» (там же, с 396). Именно капиталистическая монополия, вырастающая из конкуренции, ведёт к слиянию банковского капитала с промышленным, образованию финансового капитала. Вместе с тем, конкуренция и анархия производства полностью не устраняются, а переходят на новый, более масштабный уровень. Как говорил Ленин,

«монополия при капитализме никогда не может полностью и на очень долгое время устранить конкуренции с всемирного рынка… Но тенденция к застою и загниванию, свойственная монополии, продолжает в свою очередь действовать, и в отдельных отраслях промышленности, в отдельных странах, на известные промежутки времени она берёт верх» (там же, с 397).

Поскольку конкуренция в мировом масштабе сохраняется, то государства стремятся способствовать продвижению интересов своих монополий. В политике государств это выражается в принятии выгодных своим монополиям законов, а зачастую принимает «горячую» фазу в виде аннексий и захватнических войнах. С точки зрения Ленина, империализм — это загнивающий капитализм на последней стадии своего существования, в основе которого лежит не политика, а именно экономика. Политика же империалистических государств есть лишь отражение новой экономической реальности. Отсюда неизбежность межимпериалистических войн и агрессивной завоевательной политики империалистических государств, а также рост внутренней реакции и фашизация этих государств. Таким образом, войны, агрессивная политика империалистических государств есть лишь внешняя надстроечная форма проявления империализма. Основа же империализма — это переход капитализма в свою монополистическую стадию.

Неспроста Ленин критикует Каутского за сведение последним империализма до аннексионистской политики промышленного капитала в отношении аграрных областей. Ленин пишет:

«Для империализма характерен как раз не промышленный, а финансовый капитал. Не случайность, что во Франции как раз особо быстрое развитие финансового капитала, при ослаблении промышленного, вызвало с 80-х годов прошлого века крайнее обострение аннексионистской (колониальной) политики… во-1-х, законченный раздел земли вынуждает, при переделе, протягивать руку ко всяким землям; во-2-х, для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии (Германии Бельгия особенно важна, как опорный пункт против Англии; Англии Багдад, как опорный пункт против Германии и т. д.)» (там же, с. 389).

То есть, империализм — это не просто промышленный капитал и захватническая политика, а это монополизация, сращивание банковского капитала с промышленным (финансовый капитал) и захват осуществляется не просто аграрных колоний, а любых новых рынков сбыта, хоть сырьевых, хоть промышленных. Обратим внимание на последнее, что особенно важно в современных условиях. Капиталистические державы осуществляют захват чужих земель не только для непосредственной выгоды, но и для того, чтобы просто сохранить за собой гегемонию. Отсюда понятно, почему империалисты, например, США, лезут во все регионы мира, не допускают усиления конкурентов и т.д.

Кроме всего прочего, империализм ведет к неравномерности развития стран. Это означает, что в условиях резко возросшего обобществления труда при империализме развитие капиталистических государств осуществляется не путём повторения более отсталыми странами этапов, которые проходили более развитые, а путем скачков и быстрых переделов мира между разными странами. И.В. Сталин, комментируя теорию империализма Ленина, справедливо отмечал, что

«капитализм старый… уже перерос в империализм; что мировое хозяйство развивается в условиях бешеной борьбы главнейших империалистических групп… что раздел мира на сферы влияния империалистических групп уже закончен; что развитие капиталистических стран протекает не равномерно,… а скачкообразно» (Сталин И.В. О социал-демократическом уклоне в нашей партии // Сочинения. Т. 8. М. 1948. С. 253).

На практике бывает так, что более отсталая страна может в кратчайшие сроки догнать более передовую и претендовать на свою долю в мировом влиянии. В свою очередь, это означает неизбежность новых межимпериалистических войн. Отсюда вчерашняя «полуколония» может незаметно вырасти в нового империалистического хищника, который под лозунгами «обороны» от более крупных хищников будет стремиться к переделу поделенного уже мира.

Борьба за передел мира

Для революционной практики данные изменения капитализма означали два принципиально важных момента:

Во-первых, «возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране» (Ленин В. И. О лозунге соединенных штатов Европы // ПСС. Т. 26, с. 354).

Во-вторых, для осуществления социалистической революции не нужно ждать, когда страна революции «дозреет» до социализма, а нужно найти ту страну (слабое звено в империалистической цепи), в которой противоречия капитализма достигли наивысшей остроты, и, используя эти противоречия, осуществить там социалистическую революцию.

Разнообразные же формы империалистического господства, степень силы того или иного империалистического хищника не играют принципиальной роли и не влияют на империализм с точки зрения его качественной определённости. Иной вопрос, что разные страны занимают разное место в системе империализма. Существуют страны центра(ядра) империалистической системы, которые осуществляют развитие новых технологий, производства и пр. Эти страны являются метрополиями. Существуют зависимые страны, которые выполняют роль поставщиков сырья для стран ядра, эти страны образуют периферию мировой империалистической системы. Существуют также страны, которые занимают промежуточное место: с одной стороны, экономически они слабее метрополий и во многом от них зависимы, но, с другой стороны, экономический, научный и военный потенциал этих стран позволяет им не сойти на периферию империалистической системы, а кое в чём конкурировать со странами ядра и бороться за влияние на периферию. Эти страны именуются полупериферией. Россия относилась в начале ХХ века и продолжает относиться сегодня именно к этой категории стран. Рассмотрение места полупериферийных стран в империалистической системе требует особого учёта противоречивого положения этих стран, отсюда исследование места полупериферийных стран в мировой системе империализма для марксистов — настоящий экзамен на понимание диалектики, без которой невозможно понять политэкономической природы стран полупериферии. Полупериферийное положение страны делает её, конечно, слабее стран ядра, однако не исключает (и даже предполагает) определённый рост империалистических амбиций. Более того, зачастую страны полупериферии обосновывают свои империалистические амбиции «защитой» от стран ядра империализма. В этой связи важно понимать, что полупериферийное место страны в мировой системе империализма отнюдь не является доводом в пользу того, чтобы эту страну не считать империалистическим хищником, особенно если военная мощь данной страны сопоставима со странами ядра империалистической системы, что мы имеем в случае с Россией. Как раз напротив, полупериферийное положение страны требует особо глубокого изучения ее империалистических черт.

Напомнив кратко теоретические положения ленинизма относительно высшей стадии капитализма – империализма, перейдем теперь к «классику наших дней», М.В. Попову и его сотоварищам.

О монополистическом характере экономики РФ

На чем строят свою аргументацию Попов и его сторонники? Сам тезис об империалистическом характере современного мира Попов и его сторонники не оспаривают, в отличие от некоторых других современных горе-теоретиков, занимающихся отрицанием империализма и выдумыванием псевдонаучных конструкций вроде «неофеодализма» или «либерального глобализма». Сложно Попову и его сотоварищам спорить и по поводу наличия в России монополий, поскольку это слишком очевидно. Хотя данный ключевой признак империализма сотоварищи Попова трактуют весьма небрежно, подчеркивая, что это всё «вынужденные меры» в противостоянии с западным капиталом, и указывают на сырьевой характер большинства российских монополий. Вот, например, один из идеологов Рабочей Партии России, В.И. Галко, не имея возможности оспаривать наличие в России монополий прямо, в статье «Является ли Россия империалистической страной?» относительно главного и базового признака империализма пишет:

«Особенность создания монополий в России — в подавляющей части они сырьевой направленности или затрагивают первичную обработку сырья, что характеризует отсталый, сырьевой, зависимый от развитых стран тип экономики».

Но никто не говорил, что монополии должны быть обязательно промышленными. Капитал вкладывается туда, где больше и быстрее отдача, в России эту отдачу можно получить с продажи углеводородов, поэтому именно в этих отраслях в первую очередь и возникают монополии. С другой стороны, говорить о том, что в РФ чисто сырьевая экономика, не вполне корректно. Непропорционально сильные в сравнении с экономической мощью (а точнее, немощью) вооружённые силы РФ, включая второй по величине ядерный потенциал в мире, и технологии производства оружия (во многом наследие СССР) позволяют российской буржуазии сохранять относительно независимое положение на мировой арене, военным путём (или потенциальной угрозой его применения) защищать свои интересы в других странах. Мало того, рынок ВПК сам по себе является сферой конкуренции между различными империалистами и способствует развитию промышленности и науки. Так, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute – SIPRI) Российская Федерация устойчиво занимает второе (после США) место в мире по объёму экспорта вооружений.

Выставка "Армия России 2021"

Надо сказать, что о доставшемся России в наследство от СССР сильном ВПК говорит и сам Попов, но не увязывает это с важными политическими и экономическими выводами. А выводы здесь весьма существенные.

Во-первых, как мы уже отметили выше, из-за доставшегося в наследства от СССР ВПК РФ нельзя считать полностью зависимым сырьевым придатком Запада. Наличие мощного вооружения, унаследованного от социалистической сверхдержавы, позволяет буржуазии РФ при необходимости развивать наукоёмкие проекты (так как системы вооружения требуют поддержания определённого научного и технологического потенциала государства). Стране необходимы высококвалифицированные научные, инженерно-технические кадры, высококвалифицированный рабочий класс. Для этого необходимо сохранять систему образования и научных школ, которые, хоть и подверглись разрушительным реформам, но все же не были уничтожены полностью. Необходимо и определенное оборудование для производства высокотехнологической продукции ВКП, составляющие этой продукции и пр. Например, крупный оборонный концерн «Алмаз-Антей», имеет в своем составе более шестидесяти предприятий, в том числе научно-исследовательские, конструкторские, производственные, а также ремонтные предприятия, специализирующиеся в области техники воздушно-космической обороны. То есть ВПК не дает России превратиться в исключительно сырьевой придаток Запада.

Во-вторых, сам факт обладания сверхмощным оружием позволяет российской буржуазии заставлять с собой считаться «западных партнеров». Это позволяет России не скатиться в полную периферию, а оставаться в относительно независимом положении в мировой империалистической системе.

Да и в других, несырьевых областях российский крупный капитал кое-что да может. Так, поисковая система «Яндекс» является четвёртой среди поисковых систем мира по количеству обрабатываемых запросов (свыше 6,3 млрд в месяц на начало 2014 года). По состоянию на декабрь 2020 года, согласно рейтингу Alexa.com, сайт yandex.ru по популярности занимает 49-е место в мире и 4-е — в России.

Можно приводить и другие примеры. Так, производитель сельскохозяйственной техники — группа компаний «Россельмаш» осуществляет поставки продукции в 50 стран, а сервисная сеть насчитывает 500 объектов в разных странах мира. Доля продукции на мировом рынке уборочной агротехники достигает 17%. На российском рынке доля продукции составляет 70%.

Другая российская крупная кампания госкорпорация «Росатом» является национальным лидером в производстве электроэнергии (свыше 20% от общей выработки) и занимает первое место в мире по величине портфеля заказов на сооружение АЭС.

Не последнюю роль в российской экономики (и мировом рынке) играют такие корпорации как «Роскосмос», «Ростех», «Уралвагонзавод» и др.

Конечно, российский монополизм носит преимущественно сырьевой характер (кто бы с этим спорил!), но игнорировать другие сферы приложения российского капитала, позволяющие ему держаться на плаву в мире и по каким-то вопросам (например, по вооружению) конкурировать с империалистическими гигантами, нельзя. Галко не может это не признать и продолжает:

«Ожесточенная конкурентная борьба заставляет коллективного российского капиталиста объединять некоторые производства и таким путем создавать достаточно крупные промышленные предприятия — Объединенную судостроительную корпорацию, Объединенную двигателестроительную корпорацию, Объединенную авиастроительную корпорацию и др.»

Но при этом постоянно оговаривается, что это вынужденные меры и т.п.

Но к чему все эти оговорки про «вынужденные меры»? Любая империалистическая страна участвует в конкуренции, поэтому про любую страну можно сказать, что развитие в ней монополий (а заодно и империалистическая агрессивная политика) — это «вынужденная мера». Собственно, все империалистические страны в оправдание своей империалистической политики любят говорить про «вынужденную защиту национальных интересов». США «вынуждены», поддерживая свою гегемонию в мире, развивать высокие технологии и бомбить другие страны, Китай «вынужден» для успешного противостояния с конкурентами из США развивать свои монополии, Россия «вынуждена» развивать свои монополии, вооружение и периодически помогать пророссийским силам Донбасса, участвовать в интервенции на территории Сирии, периодически прибегать к «газовому шантажу» Беларуси и т. д. Все империалисты скажут вам, что они не агрессоры, не преследуют эксплуататорские цели, а просто по тем или иным причинам «вынуждены защищаться». Но от того, кто и почему «вынужден» быть империалистическим хищником, монополистический характер экономики никуда не девается, а это значит, что монополизм как «самая глубокая экономическая основа империализма» в России есть. Все разговоры про «вынужденные меры» — лишь неуклюжая попытка оправдать империалистические амбиции российских монополий.

Об отсутствии банков в РФ

Понимая, что спорить с монополизацией российской экономикой сложно, теоретики РПР зацепились за второй признак империализма, касающийся банковского и финансового капитала.

Еще раз напомним, что финансовый капитал – это сращенный банковский и промышленный капитал.

Главным аргументом Попова и его сторонников отсутствия империализма в РФ является утверждение, будто в России отсутствует финансовый капитал, так как, по мнению Попова, в России нет банков, а то, что именуется банками, на деле не банки, а ростовщические конторы. А далее Попов и его сторонники выстраивают нехитрую формально-логическую цепочку, призванную «обосновать» отсутствие в России империализма. Раз нет банков, то нет и финансового капитала, а раз нет финансового капитала, то нет империализма, а заодно и угрозы фашизации «сверху». Ведь финансовый капитал — один из ключевых признаков империализма, а фашизм есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных кругов финансового капитала. Главным же аргументом отсутствия банков является утверждение, будто бы в России высокий процент по кредиту, что не способствует развитию промышленности. Следовательно, в России банки не направляют средства в промышленность, а, следовательно, они не банки, а ростовщические конторы, поскольку не способствуют развитию производства, а только выдают кредиты под высокий процент. Приведем некоторые цитаты.

Еще в 2012 году профессор Попов говорил:

«Процент, по которому Центробанк давал коммерческим банкам кредиты, составлял один-два процента. А у нас было 13. Чтоб никто не поднялся из предприятий… Поэтому у нас банков нету. У нас есть ростовщические конторы, которые занимаются тем, чтобы дать и как-то всучить вам деньги, не занимаясь никаким производством, а потом с вас вытянуть» (Попов М.В. Сталин: политика снижения цен, 26:35 — 27:10).

В 2014 году в одной из своих основных книг «Социальная диалектика» М. В. Попов повторял тезис о том, что в России нет банков:

«А у нас банки есть? Не будем торопиться с ответом. Посмотрим, что они делают. Если меняют валюту и дают деньги в рост под проценты, то это еще не банки. Меняльные и ростовщические конторы были еще в средние века и никто банками их не называл… по сути дела банков у нас нет… Банк – это учреждение по обслуживанию производства, которое накапливает временно свободные в хозяйственном обороте средства и направляет их в те звенья общественного производства, где имеется их временная нехватка, ссужая деньги под низкий процент на операции по поддержке хозяйственной деятельности. К сожалению, нынешнее российское государство больше содействует не развитию производства, а развитию ростовщических контор, выдающих себя за банки» (Попов М.В. Социальная диалектика. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014. С.2014-2015).

Может быть, профессор Попов за прошедшее время поменял свою позицию? Нет. В ответах на вопросы YouTube-каналу «Лен.ру» от 29 июня 2018 года он повторяет тезис об отсутствии банков. Так, в ответе на вопрос о финансовом капитале в России, Попов говорит, что в России нет финансового капитала, а есть «отдельно банки, которые не соответствуют понятию банков, поскольку они не осуществляют то, что требуется для банков по определению. По определению банк — это такая кредитная организация, которая временно свободные средства в хозяйственном обороте других предприятий промышленных собирает, концентрирует, аккумулирует и направляет туда, где есть временный недостаток» (см ответ на 1 вопрос).

М.В. Попов отвечает на вопросы Лен.ру

Этот же тезис повторяет товарищ Попова по РПР Галко в ответе на критическую статью со стороны ресурса «Политштурм». В своей статье Галко пишет, что

«с большой натяжкой российские банки можно назвать банками. По определению банки — это такие капиталистические предприятия, которые аккумулируют временно свободные в хозяйственном обороте денежные средства и направляют их тем предприятиям, которые испытывает временный недостаток в денежных средствах, способствуя развитию производства. В сегодняшней России банки больше содействуют удушению и уничтожению производства. Нынешняя средняя ставка кредитов юридическим лицам составляет 14% (по данным сайта Центрального банка России по состоянию на сентябрь 2015 г.), что, конечно, лучше 240–250% первой половины 90-х годов или даже 20–25% несколькими годами раньше. Но достичь нормального уровня рентабельности, инвестировать и развивать производство при таких ставках невозможно».

Как видно, Попов и его сторонники, несмотря на профессорские чины и учёные степени, не утруждают себя заботой привести эмпирические данные, которые бы как-то доказывали отсутствие империализма в России. Система доказательств выстраивается уже знакомым нам образом: сперва даётся определение (которое по идее должно быть итогом исследования, если исследовать процесс с материалистической точки зрения), затем выстраивается нехитрая логическая схема (один из признаков империализма — финансовый капитал, финансовый капитал — это слияние банковского капитала с промышленным, в России же «нет» банков (по «определению»!), следовательно, нет финансового капитала, нет империализма), ну и на выходе получается нужное авторам утверждение и соответствующие политические выводы. Как можно заметить, диалектическим материализмом здесь и не пахнет, опять чистая метафизика и схоластика, приправленные софистикой, которая выдается за диалектику. Но рассмотрим подробнее, в чем конкретно не прав Попов и его сторонники.

Во-первых, что касается высокого процента, на который так сильно любят ссылаться сторонники Попова, то сам по себе он никакого влияния на характер банковского капитала не оказывает. От того, высокий процент или нет, банковский капитал не перестает быть банковским.

Для прояснения сути вопроса, обратимся к Марксу, который, характеризуя банковский капитал, писал:

«Банковский капитал состоит: 1) из наличных денег, золота или банкнот; 2) из ценных бумаг. Эти последние мы можем снова разделить на две части: торговые бумаги, то есть текущие векселя, для которых время от времени истекает срок и в учёте которых состоит собственно деятельность банкира; и публичные ценные бумаги, как, например, государственные облигации, казначейские свидетельства, всякого рода акции, — короче, бумаги, приносящие проценты, но существенно отличающиеся от векселей. Сюда могут быть причислены также ипотеки. Капитал, составляющийся из этих вещественных составных частей, разделяется опять-таки на капитал, вложенный самим банкиром, и депозиты, составляющие его banking capital, или заёмный капитал. В банках с банкнотной эмиссией сюда относятся также и банкноты. Депозиты и банкноты мы пока оставим в стороне. Ясно во всяком случае, что действительные составные части банкирского капитала — деньги, векселя, процентные бумаги — нисколько не изменяются от того, представляют ли эти различные элементы собственный капитал банкира или же депозиты, то есть капитал других людей». (Маркс К. Капитал. Т. 3. М.: государственное издательство политической литературы, 1955. С. 477-478).

В.И. Ленин, говоря о новой роли банков при империализме, обращает внимание на централизующую производство функцию банков:

«Из разрозненных капиталистов складывается один коллективный капиталист. Ведя текущий счёт для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность — через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции — сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т. п.» также не упоминает размер ставки процента как качественный критерий для определения банковского капитала. (Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма // ПСС. Т. 27. С. 330-331).

Как видно, низкий размер ставки процента по кредитованию нигде не оговаривается ни Марксом, ни Лениным как обязательное условие для различения ростовщичества и банковского капитала и это не удивительно, ведь размер процента количественная категория, суть же банков в том, что это организации, предоставляющие кредиты промышленным капиталистам.

В чем же в таком случае различие между ростовщичеством и банковским капиталом? Об этом Маркс прямо говорит в 3 томе «Капитала», раскрывая, во-первых, исторические условия возникновения и существования ростовщичества, во-вторых, показывая качественную разницу ростовщичества и банковского кредитования. Говоря об исторических условиях ростовщичества, Маркс связывает его с господством докапиталистических отношений:

«Капитал, приносящий проценты, или — как мы можем назвать его по его старинной форме — ростовщический капитал, вместе со своим близнецом, купеческим капиталом, принадлежит к допотопным формам капитала, которые задолго предшествуют капиталистическому способу производства и наблюдаются в самых различных общественно-экономических формациях» (Маркс К. Капитал. Т. 3. М.: государственное издательство политической литературы, 1955 С. 607).

В другом месте Маркс указывал, что «ростовщический капитал, как характерная форма капитала, приносящего проценты, соответствует преобладанию мелкого производства крестьян, живущих своим трудом, и мелких мастеров-ремесленников» (там же, с. 608). Маркс также специально подчеркивал, что «различие между банкиром и ростовщиком — это различие двух общественных способов производства и соответствующих им форм общественного строя» (там же, с. 609).

Таким образом, Маркс подчёркивает, что основой ростовщичества выступают докапиталистические, ранние формы капитала, покоящиеся на мелком производстве крестьян, ремесленников. Это не означает, что ростовщичество исчезает при капитализме, но оно не имеет отношения непосредственно к капиталистическому способу производства, а распространяется на те займы, которые связаны с личным потреблением заёмщика, но не с его деятельностью как капиталиста. Маркс по этому поводу специально писал:

«Капитал, приносящий проценты, сохраняет форму ростовщического капитала, когда речь идёт о таких лицах, классах или отношениях, которые исключают возможность займа в смысле, соответствующем капиталистическому способу производства; когда взаймы берут для личных нужд, как, например, в ломбарде; когда представители потребляющего богатства получают займы для расточительства, или когда производитель является производителем некапиталистическим, как, например, мелкий крестьянин, ремесленник и т. д., следовательно, является ещё в качестве непосредственного производителя владельцем своих собственных условий производства; наконец, когда сам капиталистический производитель оперирует в столь ничтожном масштабе, что приближается к указанным выше производителям, которые работают сами.

Отличие капитала, приносящего проценты, поскольку он образует существенный элемент капиталистического способа производства, от ростовщического капитала отнюдь не лежит в самой природе или характере этого капитала. Различие это создают лишь изменившиеся условия его функционирования и обусловленный ими совершенно новый облик заёмщика, противостоящего денежному кредитору. Даже человеку без средств предоставляют кредит как промышленнику или купцу, однако только в том случае, если есть уверенность, что он будет функционировать как капиталист, будет присваивать при помощи заёмного капитала неоплаченный труд. Кредит оказывается ему как потенциальному капиталисту». (там же, с. 614).

Из указанной выше трактовки Марксом ростовщичества со всей очевидностью следует, что российские банки не являются ростовщическими конторами хотя бы потому, что они обслуживают не только физических лиц, но и предприятия и, как мы покажем ниже, активно кредитуют российскую промышленность. С другой стороны, спектр деятельности банков намного шире, чем просто выдача кредитов, поэтому считать их ростовщическими конторами вдвойне нелепо.

Сбер

Касаемо высокого процента, приведём ещё один пример, иллюстрирующий ошибочность доводов Попова и его сторонников. Как справедливо замечено в статье «Политштурма»,

«г-да ученые забывают, что дешевые кредиты – это лишь недавнее изобретение. В 1902 году – а это уже эпоха империализма – американские, в частности нью-йоркские, банки выдавали кредиты под 20% годовых[25]. С 1960-х гг. ставка ФРС составляла 3-20% годовых[26]. Даже в 90-е, и нулевые средняя ставка оставалась на высоком уровне. А ставка ФРС определяет ставку коммерческих кредитов вообще. Принцип действия такой же, как и в РФ. Есть ставка ЦБ, а есть маржа коммерческих банков, которая накидывается поверх процента от ЦБ.

Если следовать логике профессора, то у США в этот период не было банковской системы. Были лишь ростовщические тресты. Не было значит и финансового капитала с империализмом. Война во Вьетнаме – это что угодно, но не империалистическая агрессия. Интервенция НАТО – во главе с США – в Югославию в 1995 и 1999 гг. – это не империалистическая агрессия. Ведь ставка слишком «ростовщическая».

Таким образом, высокий процент не доказывает отсутствие банков, а является очередным выдуманным пунктом для «обоснования» отсутствия в стране финансового капитала.

Во-вторых, ещё один из аргументов сторонников Попова и РПР состоит в том, что банки у нас не банки, а ростовщические конторы, душащие производство высоким процентом, а сами производители кредитуются в иностранных банках из-за высокой процентной ставки российских банков. Вот что пишет в ответе на критику «Политштурма» уже упомянутый выше, Галко в статье под названием «Пособники фашистов зашевелились» (вероятно, все, кто отрицает взгляды Попова и его команды, попадают в категорию «пособников фашистов»):

«Откроем финансовый отчет Газпрома за 2017 год, опубликованный на официальном сайте компании. В разделе «Кредиты и займы» (стр. 54 отчета) видно, что в большом списке банков-кредиторов есть только один (!) российский – ВТБ. Его доля 4 % (19,6 млрд. руб.). 238,7 млрд. руб. были предоставлены крупнейшими иностранными банками капиталистических стран. Среди кредиторов Газпрома – такие банки, как «Джей.Пи.Морган Юроп Лимитед», «Дойче Банк», «Бэнк оф Токио-Мицубиси ЮЭфДжей Лтд», «БНП Париба СА» и др. Это – крупнейшие банковские монополии империалистических стран (США, Германии, Франции, Японии). При этом для зарубежных банков вся подноготная Газпрома как на ладони».

Эта цитата показывает не только ревизию ленинской теории империализма одним из идеологов РПР, но и банальную то ли небрежность, то ли безграмотность, а то ли пристрастность и нежелание видеть не вписывающиеся в заранее подготовленную «теоретическую» схему факты. Галко утверждает на примере кредитования Газпрома, будто бы Газпром полностью зависит от западных банков, для которых вся подноготная Газпрома как на ладони, в упор не замечая, что основную сумму средств Газпром получает не от кредитов, а от займов, которые он берет от слитых с ним финансовых организаций. Так, если общая сумма кредитов, полученных Газпромом в течение 2017г., составила 259 149 340 тыс. руб., то общая сумма займов, полученных в течение 2017 г., составила 1 580 848 374 тыс. руб., что в более чем 6 раз больше. И получены эти займы в основном от российских финансовых организаций («Газ Капитал» СА, ООО «Газпром капитал», «Газпром Сахалин Холдингз Б.В.») (Финансовый отчёт ПАО «Газпром» за 2017 год. с. 56). Это является классической иллюстрацией наличия финансового капитала в России.

Но даже если не брать во внимание вышеупомянутую небрежность Галко, фактически обнуляющую всю его аргументацию, попробуем ответить по существу: является ли кредитование крупных российских кампаний в зарубежных банках аргументом против наличия в России финансового капитала и, следовательно, империализма? Нет. Более того, в том, что часть валюты тот же Газпром или другие крупные российские кампании берут от иностранных банков, — нет ничего удивительного. Таким образом, эти банки становятся заинтересованы в стабильности бизнеса Газпрома и могут влиять на политику своих стран в интересах Газпрома, как и на политику самого Газпрома. При империализме в принципе нет чисто национального капитала, так как все переплетено финансовыми связями, долями участия, объединениями кампаний и пр. К слову сказать, в Российской империи ситуация с зависимостью была куда больше, чем сейчас, однако это не мешало Ленину считать Россию империалистической страной. Почему-то Попову и его сторонникам мешает. Посмотрим, что писал Ленин по этому поводу. Комментируя статистические данные, приводимые Е. Агадом в работе «Крупные банки и всемирный рынок», Ленин пишет:

«Из почти 4-х миллиардов рублей, составляющих «работающий» капитал крупных банков, свыше ¾, более 3-х миллиардов, приходится на долю банков, которые представляют из себя, в сущности, «общества-дочери» заграничных банков, в первую голову парижских» с. 349. «Всю «мощь» петербургских крупнейших банков автор определяет в 8235 миллионов рублей, почти 8¼ миллиардов, причём «участие», а вернее господство, заграничных банков он распределяет так: французские банки — 55%; английские — 10%; немецкие — 35%. Из этой суммы, 8235 миллионов, функционирующего капитала — 3687 миллионов, т. е. свыше 40%, приходится, по расчёту автора, на синдикаты: Продуголь, Продамет, синдикаты в нефтяной, металлургической и цементной промышленности.» (Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма // ПСС. Т. 27. С 350).

То есть, налицо все признаки, которые по логике идеологов РПР являются основанием для отрицания наличия в России банков, финансового капитала и, следовательно, империализма. Но вот незадача, Ленин тут делает прямо противоположные Попову и его сотоварищам выводы:

«Следовательно, слияние банкового и промышленного капитала, в связи с образованием капиталистических монополий, сделало и в России громадные шаги вперёд» (Там же, с. 350).

Вот как, оказывается! Оказывается, кредитование иностранными банками российской промышленности в начале ХХ века, по мнению Ленина, было свидетельством слияния банковского и промышленного капитала, и, следовательно, образования финансового капитала, развития империализма. А вот для теоретиков РПР в начале XXI века это основание сказать, что у нас нет банков, нет финансового капитала и нет империализма.

Во-первых, сводить деятельность банков (особенно, таких как ВТБ, Сбербанк, Газпромбанк и пр.) к выдаче кредитов совершенно неправильно. Кроме этого, они выступают посредниками в платежах: начисляют заработные платы, в банках предприятия открывают свои расчётные счета и пр. Поэтому даже при беглом взгляде современные российские банки не являются исключительно ростовщическими конторами, а выполняют важную роль в обеспечении экономической жизни страны, в том числе, и в обслуживании производства.

Пластиковые карты российских банков

Во-вторых, российские банки кредитуют российскую промышленность, а потому обслуживают производство. Попов в интервью каналу Лен.Ру утверждал (естественно, бездоказательно, куда там нашему профессору до аргументов), что «сращенный с промышленным сращивает он с промышленным свои действия таким образом, что он верховодит промышленным. Это возможно только в том случае если кредитование промышленного производства является систематическим». Тут спору нет. А дальше идет схоластический выверт и подгонка реальности под ревизионистскую охранительскую (как дальше увидим) теоретическую схемку: «если банки дают дешевые кредиты, а если они дают такие бешеные проценты, это эпизодические моменты. Никакого единства промышленного и банковского капитала нет» (см ответ на первый вопрос).

Как мы увидим ниже, данное утверждение фактически не соответствует действительности и является не более чем очередным софизмом профессора Попова. Если мы взглянем на общие показатели, то увидим, что кредитование российскими банками российской промышленности идёт, более того, суммы кредитов возрастают. И происходит это не эпизодически, а на постоянной основе. Так, согласно данным ЦБ общие суммы кредитов, предоставляемые всем юридическим лицам в рублях по 30 крупнейшим российским банкам, составили на начало 2019 года 35 004 598 млн рублей. Для сравнения в конце 2009 года эта сумма составляла около 2 623 104 млн рублей. То есть рост более чем в 13 раз. Конечно, часть этого роста можно объяснить инфляцией, но ее темпы существенно ниже за 10 лет, чем в 13 раз. Но может быть суммы кредитов, предоставляемые юридическим лицам идут не в промышленность? Посмотрим теперь, куда идут вклады российских банков. Статистика Центробанка позволяет дать ответы и на эти вопросы, и эта статистика, как мы увидим, также побивает теоретические позиции РПР. И надо сказать, что средства, предоставляемые банками юридическим лицам, идут далеко не только в сырьевой сектор.

Так, на начало 2019 года объёмы кредитов, предоставляемых юридическим лицам, занятым в сфере добычи полезных ископаемых составил 1 559 655 млн рублей (в 2009 году эта сумма составляла 38 594 млн руб.), но ещё более высоким показателем является сумма кредитов, направляемая юридическим лицам, занятым в обрабатывающим производстве – 5 103 695 млн руб. (в 2009 году 393 421 млн руб.). Сюда входят кредиты юридическим лицам, занятым в пищевом производстве, обработке древесины, целлюлозно-бумажном производстве, издательской и полиграфической деятельности и др. Но нас интересуют объёмы кредитов, выдаваемые именно в тяжелую промышленность, дабы ни у кого не вызывал сомнений факт кредитования российскими банками российского производства. И тут мы видим, что идея о том, будто российские банки не кредитуют российское производство, обыкновенный миф. Так, на начало 2019 года в объем кредитов, выданных юридическим лицам, занятым химическим производством, составил 420 304 млн руб. (в 2009 году — 24 847 млн руб.); занятым в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий – 822 250 млн руб. (в 2009 году — 79 354 млн руб.); в производстве машин и оборудования – 248 315 млн руб. (в 2009 году — 39 667 млн руб.) и т.д.

Более того, если мы возьмём последние два года, связанные с пандемией коронавируса, то увидим, что российские банки только наращивают кредитование предприятий. Так, за последние два года большинство крупных российских банков активно наращивали корпоративное кредитование. В абсолютном выражении значительно нарастили объём кредитного портфеля предприятиям Сбербанк (рост 17%) и ВТБ (рост 10%). В относительном выражении значительно нарастили портфели Банк Дом.РФ (рост на 126,19%) и Совкомбанк (рост на 62,56%).

Товарищи из организации «Беспартийные коммунисты», развенчивая другого «гуру» современного левого движения М.А. Соркина, приводят интересные данные (ниже мы основываемся на материалах, собранных в статье «Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм?». Если взять два наиболее крупных банка России – ВТБ и Сбербанк, то окажется, что с 2012 по 2017 гг. доля кредитов промышленности в Сбербанке не опускалась ниже 35 % всех активов банка, раз за разом превосходя второй по размерам кредитов портфель, включающий кредиты физическим лицам.

Данные из доклада "Либеральный глобализм или глобальный дилентатизм?"

Динамика тут, как видно, опять же в сторону увеличения кредитования промышленности (38% в 2012 году и 45% в 2017). Аналогичная картина и с ВТБ. Доля промышленных кредитов и авансов за прошедшее пятилетие не опускалась ниже 51% и каждый год практически вдвое превышала второй по размерам портфель кредитов физическим лицам. И здесь мы тоже можем наблюдать тенденцию увеличения доли кредитов промышленности.

Интересные выдержки из отчетов ВТБ приводят «Беспартийные коммунисты». Думается, здесь будет уместно их привести, дабы окончательно показать всю несостоятельность тезиса РПР о якобы отсутствии в России банков и якобы отсутствии систематического кредитования ими промышленности.

О высокой степени взаимозависимости банковского сектора и сферы непосредственного материального производства говорят следующие выдержки из годовых отчетов ВТБ:

«…Банк принял активное участие в финансировании новых региональных и федеральных проектов в сфере социальной инфраструктуры, дорожного строительства и железнодорожной инфраструктуры, организовал финансирование строительства объектов морского транспорта для нефтегазового сектора, продолжил работу по кредитованию компаний в сфере транспортной инфраструктуры, включая аэропорты и морские порты навалочных грузов. Продолжается активная работа по финансированию проектов в горнодобывающем секторе, Банком было открыто финансирование проектов «зеленой энергетики» на территории Российской Федерации» [26].

«Группа ВТБ заключила ряд сделок по участию в акционерном капитале крупнейших российских компаний, позволивших последним оптимизировать долговую нагрузку и структуру капитала. В частности, ВТБ приобрел 13 % акций ПАО «Русгидро» и 7,6 % в капитале ПАО «ГК ПИК» » [27].

«Банк профинансировал ряд значительных инвестиционных проектов в сельском хозяйстве. В частности строительство тепличного комплекса производства овощных культур в Ставропольском крае, строительство завода по глубокой переработке сои в Амурской области, строительство инновационного птицекомплекса в Республике Татарстан, строительство инкубатория и племенных репродукторов индейки в Омской области, проект по строительству завода глубокой переработки пшеницы в Тюменской области, комплекс мероприятий по модернизации оборудования для производства и фасовки творога и линии розлива продукции в Ставропольском крае, строительство современного рыболовецкого судна в Мурманской области, модернизацию сахарного завода в Республике Татарстан, строительство молочного комплекса на 5 тысяч голов крупного рогатого скота в Воронежской области» [28].

От себя добавим, что крупнейшие российские банки практикуют льготное кредитование, которое зачастую составляет 2%.

Более того, на международной арене ряд российских банков также имеет определённую силу. Так, шесть российских банков, в том числе — Сбербанк, ВТБ, «Альфа» и «Тинькофф» — вошли в мировой топ-150 кредитных организаций по обороту дебетовых карт, говорится в исследовании Nilson Report (есть у «Известий»). В отчете Nilson Report говориться, что годовой оборот по дебетовым картам Сбербанка составил $177 млрд. Согласно отчету, Сбер занял 11-е место, тогда как в 2018-м он находился на 10-й позиции с оборотом $151,7 млрд. ВТБ за год переместился с 80-го на 63-е место, достигнув оборота в $23,7 млрд, говорится в исследовании. Альфа-Банк поднялся с 92-й на 80-ю позицию с показателем в $15,4 млрд. Самыми высокими темпами рос «Тинькофф»: его положение в рейтинге улучшилось сразу на 44 позиции до 91-го места, а обороты по дебетовым картам выросли в два раза до $12,2 млрд.

Данный факт красноречиво говорит о том, что рассмотрение банков России исключительно как ростовщических контор антинаучно и не вяжется с реальной экономической картиной. К слову сказать, сам факт давления банков на производство (высоким ли процентом или еще каким-то образом) не говорит о том, что это не банки. Так, по данным ТАСС, в 2020 году крупнейшие американские банки в нарушение антимонопольного законодательства США отказываются кредитовать нефтегазовые компании страны, оказавшиеся в тяжелейшем положении из-за снижения цен на углеводородное сырьё и последствий пандемии коронавируса. Интересно, с точки зрения Попова и его сторонников, эти банки тоже не банки, а ростовщические конторы? Может быть и в США, по такой логике, нет империализма, ведь, как видно из указанной новости, банки «душат производство».

Таким образом, мы видим, что статистика опровергает ревизионистские выдумки идеологов РПР. На самом деле банки в России есть. Банки в России выполняют не только ростовщические функции, но и выступают посредниками в платежах – выпускают банковские карты, начисляют заработные платы, стипендии, пособия и пенсии и многое другое. Наконец, банки в России, как это показывает статистика ЦБ и другие приведённые факты, активнейшим образом кредитуют российскую промышленность, причем суммы кредитования с годами не уменьшаются, а, наоборот, увеличиваются. Все это в совокупности наглядно показывает ложность тезиса РПР об отсутствии в России банков.

Финансовый капитал в современной России

Теперь посмотрим, есть ли в России финансовый капитал, то есть сращенный банковский и промышленный капитал. Поскольку теоретики РПР не утруждали себя добросовестным научным исследованием реальной экономической действительности, а выстраивали постулаты, исходя из собственноручно выдуманных категорий и софистических умозаключений, лишь изредка прибегая к отрывочным и небрежным (как мы показали на примере Галко) обращениям к статистике, показать несостоятельность тезиса об отсутствии финансового капитала не составит особого труда.

Как мы показали в предыдущем параграфе, базовый тезис теоретиков РПР о том, что в России нет банков, ложен. А раз исходный тезис, на котором базируется вся остальная система доказательств, несостоятелен, то сыпется и всё здание схоластической аргументации об отсутствии финансового капитала в России. Банки, как мы показали выше, в России есть, а раз есть банки, то есть и банковский капитал. Остаётся доказать сращенность банковского капитала с промышленным.

В отличие от идеологов РПР, мы не будем тут ограничиваться простыми постулатами и логическими выкладками, а приведём некоторые факты. Многие из этих фактов можно найти в статье И. Ферберова и А. Усталых «Еще раз о возможности фашизма в капиталистической России».

Приведем несколько примеров непосредственной сращенности банковского капитала с промышленным из вышеуказанной статьи (всего в указанной статье приводится 20 примеров, мы ограничимся десятью).

  1. Промышленная группа Газпром владеет Газпромбанком и негосударственным пенсионным фондом «Газфонд». Совместно с ними этот крупнейший промышленный монополист владеет страховой группой «Согаз» и через неё управляющей компанией «Лидер» (инвестиционные и пенсионные фонды).
  2. Известный олигарх Вексельберг владеет компанией Renova Holding (Багамы), которая в свою очередь владеет в России группой компаний «Ренова», которая владеет «Меткомбанком» и «Большим пенсионным фондом». Одновременно эта крупная банковская группа владеет «Каменск-Уральским заводом по обработке цветных металлов», строительной компанией КОРТРОС, холдингом «Аэропорты регионов», контрольным пакетом акций интернет-провайдера «Акадо» и Уральского турбинного завода и др. компаниями. И заодно Вексельберг владеет и частью «Русала» (совладельца «Норильского никеля»).
  3. Алишер Усманов, Владимир Скоч и Фархад Мошири владеют одним из крупнейших горно-металлургических холдингов «Металлоинвест», в собственности которого –Лебединский и Михайловский горно-обогатительные комбинаты, Оскольский электрометаллургический комбинат, «Уральская сталь» и другие промышленные компании. Одновременно эти собственники владеют и крупным банком «Раунд».
  4. Трудно перечислить компании, которыми владеет олигарх Прохоров. Упомянем лишь часть его империи. Через Onexim Holdings Ltd (Кипр) он, в частности, владеет заводом светодиодов «Оптоган», строительной компанией ОПИН, сетью ТЭЦ «Квадра», рядом СМИ. И одновременно – крупнейшим банком «Ренессанс Кредит», тоже крупнейшей инвестиционной компанией «Ренессанс капитал». А также частью «Русала».
  5. Один из богатейших людей России Владимир Евтушенков владеет контрольным пакетом (64,2%) акций АФК «Система», которая через ОАО МТС владеет МТС-Банком, а без её посредства (непосредственно) — компанией РТИ (радиотехнические заводы), 89% БашНефти и 92% электрических распределительных сетей Башкирии. А также сетью СМИ и торговыми сетями.
  6. Дерипаска владеет холдингом «Базовый элемент», который владеет «Ингосстрахом», крупным банком «Союз», пенсионным фондом «Социум» и одновременно целой группой машиностроительных заводов (в числе прочих — ГАЗ), строительными компаниями и агрохолдингом.
  7. Госкомпания ВнешТоргБанк владеет строительной компанией «ВТБ-Девелопмент».
  8. Госкомпания Сбербанк владеет автосборочным заводом «Дервейс» в Черкесске, строительными компаниями «Красная Поляна», «Рублёво-Архангельское» и др.
  9. «Роснефть» (часть «Роснефтегаза») владеет «Всеросийским банком развития регионов».
  10. МДМ-Банк владеет «Сибирской угольной энергетической компанией».
Алишер Усманов и Фархад Мошири
Алишер Усманов и Фархад Мошири

И это далеко не полный перечень, наглядно иллюстрирующий факт сращенности промышленного и банковского капитала в России, а, следовательно, наличия в России финансового капитала и финансовой олигархии.

Можно привести и более свежие данные.

Так, в 2019 году Рогозин утвердил создание Роскосмосбанка. Организация будет выполнять функции казначейства ракетно-космической отрасли. В 2021 году Роскосмосбанк присоединился к Промсвязьбанку, который, в свою очередь вошёл в TOП-3 рейтинга лучших мобильных банков для бизнеса (видимо потому, что является ростовщической конторой и не кредитует промышленность).

В 2019 году Сбербанк стал владельцем Антипинского нефтеперерабатывающего завода. Налицо классический пример срастания банковского и промышленного капитала.

03.10.19 Президент России Владимир Путин подписал указ о консолидации «Ростелекомом» 100% сотового оператора Tele2. Согласно документу, как и предполагал “Ъ”, «Ростелеком» проведёт дополнительный выпуск акций в пользу ВТБ. При этом минимальная доля Росимущества будет ограничена 33,2% обыкновенных акций «Ростелекома» вместо нынешних 48,71%.

07.11.19 Сбербанк назвал свою долю в будущем совместном предприятии с Mail.ru Group. «Мы создаём совместное предприятие с ними (с Mail.ru Group по сервисам доставки еды и такси — RNS) 50/50, но это будет чуть меньше… на ту долю, которая достанется менеджменту компании в рамках опционной программы. Это будет не больше 10%. То есть, соответственно, у нас будет по 45%… И у нас, и у Mail.ru Group будут равные доли чуть меньше 50%», — сообщил топ-менеджер журналистам.

14.01.20 Сбербанк создал компанию по производству компьютеров и периферийного оборудования.

В условиях пандемии Сбербанк зарегистрировал новую компанию для производства лекарств и торговли фармацевтическими продуктами.

В послесловии к дискуссии с историком Борисом Юлиным, Попов оговаривается, что, мол, для финансового капитала нужно не простое сращивание банковского капитала с промышленным, а именно такое сращивание, где господствует банковский капитал, что «наличие банков у крупных компаний не является признаком финансового капитала».

Но, во-первых, непонятно, с чего Попов взял, что верховодить в этой сращенности должен непременно банковский капитал? В пределах одной финансовой монополии банковский и промышленный капитал – это один и тот же капитал, который и называется финансовым капиталом. Как правило, или банк является дочерним обществом промышленного холдинга, или наоборот. Как сказать, кто из них главенствует? Во-вторых, обращаем особое внимание, что приведённые выше факты иллюстрируют сращенность банковского капитала, как при начале промышленного капитала, так и при начале банковского капитала, что особенно наглядно видно на примере Сбербанка.

Исходя из вышеприведённых фактов, иллюстрирующих срастание банковского и промышленного капитала, можно констатировать, что сращенность банковского и промышленного капитала в России налицо, а потому в России имеется и полноценный финансовый капитал – один из существенных признаков империализма и экономическая основа фашизма. Тезис же РПР об отсутствии в России финансового капитала, так же как и тезис об отсутствии банков, не соответствует действительности и опровергается фактами.

Между тем, тезис об отсутствии банков и финансового капитала идеологи РПР используют для обоснования другого тезиса, а именно тезиса о невозможности фашизма в России, что явно выгодно скатывающемуся к этому самому фашизму господствующему классу буржуазной России. Но более подробно о фашизме мы поговорим в следующей статье, а пока закончим рассмотрение «аргументов» идеологов РПР, которыми они пытаются доказать отсутствие империализма в России. Главные их доводы мы уже разобрали (отсутствие банков и финансового капитала). Теперь рассмотрим другие немаловажные позиции в системе доказательств Попова и его сторонников.

О вывозе капитала из РФ

Когда у нас говорят о вывозе капиталов, то часто имеют в виду именно бегство капитала за границу, что вывозом капитала в марксистско-ленинском смысле не является. Вывоз капитала – это когда страна вывозит не денежные средства для личного потребления представителей господствующего класса, а либо денежные средства для покупки средств производства и эксплуатации наемных работников, либо сами средства производства и организует производство в другой стране, эксплуатируя местных рабочих, выступая владельцем или совладельцем вывезенного производства. На это справедливо указывает М.В. Попов, говоря в видеоролике «Какой капитализм в России» о том, что «вывоз капитала – это не вывоз денег, вывоз капитала – это строительство в других странах предприятий, которые бы принадлежали российским капиталистам и эксплуатировали бы рабочих других стран». Тут спору нет, но вот сразу после этой верной мысли профессор как всегда начинает подгонять реальность под свои ложные доводы.

В частности, после раскрытия понятия вывоза капитала, Попов тут же заявляет: «а мы имеем прямо обратную картину» и после этого постулирования, профессор приводит ряд примеров строительства на территории РФ западными странами своих предприятий (Форд, Ниссан, Хёнде и пр.). Естественно, общей статистики Попов не приводит, как не приводит и обратных примеров вывоза капитала российскими кампаниями и эксплуатации, скажем, итальянских или африканских рабочих российским капиталом. Разумеется, дав одностороннюю характеристику вывозу капитала, Попов делает вывод, что РФ капитал не вывозит, а лишь является объектом эксплуатации со стороны империалистических государств, что должно подтверждать тезис Попова об отсутствии империализма в России. Российские же капиталисты, по словам Попова, вывозят лишь деньги. Вследствие этого Попов характеризует российский капитализм как «зависимый».

Относительно последнего, с Поповым можно частично согласиться. Российский капитализм и правда зависимый, вот только зависимость российского капитализма никак не отрицает в то же время его империалистического характера. Здесь профессор явно подходит к вопросу метафизически, выпячивая одну сторону российского капитализма и в упор игнорируя другую.

Собственно, в начале ХХ века российский капитализм был еще более зависимым, чем сейчас. Как сообщается в исторической литературе, «если учесть, что весь основной капитал акционированной промышленности России составлял на 1 января 1917 г. примерно 3 185 млн. руб., то на долю иностранного капитала падает более 50%. При этом на долю французского капитала приходится 32,6%, английского — 22,6%, немецкого — 19,7%, бельгийского — 14,3%, американского — 5,2% и на долю остальных стран — 5,6%». Тем не менее, это не помешало Ленину характеризовать Россию начала ХХ века именно как империалистическую страну, хотя Ленин прекрасно понимал и наличие феодальных пережитков в экономике, и сильную зависимость России от Запада. Получается, Ленин был не прав? А если Ленин был прав, то почему сегодня зависимый и полупериферийный характер российского капитализма не может сосуществовать с его империалистической составляющей? Так что аргумент с «зависимым капитализмом» если и можно признать, то лишь отчасти. По большому счёту, капитализм любой страны в условиях империализма в той или иной степени «зависим», поскольку в ней переплетаются интересы капиталистов разных стран, и капитал в этих условиях приобретает международный или, точнее, транснациональный характер.

Транснациональные корпорации

Вернёмся к аргументу об отсутствии вывоза капитала из России. При более подробном рассмотрении мы увидим, что, во-первых, в условиях империализма все империалистические страны как вывозят, так и ввозят капиталы. Поэтому строительство западными странами автомобильных заводов в России отнюдь не подтверждает отсутствие вывоза капитала из самой России. Во-вторых, существует множество фактических примеров вывоза капитала из самой РФ, про которые Попов в своем ролике «забывает» сообщить, как и про все эмпирические доказательства своих умозрительных построений. Однако мы напомним про эти факты.

Начнем с некоторых общих цифр, а именно прямых инвестиций из РФ за рубеж. Для тех, кто не знаком с экономической терминологией, поясним, что прямые инвестиции – это вложения именно в материальное производство с целью управления компанией и получения прибыли. То есть отток капитала в виде покупок яхт, жилых домов и пр. сюда не относится. Как отмечается в экономической литературе (см. ИзюмоваО.Н., Крылова Т. А. Анализ и структура российских прямых инвестиций за рубежом // Научный вестник ЮИМ №3` 2017. С. 9-15), к 2014 г. Россия укрепила позиции в сфере мировых инвестиций и заняла восьмое место в списке крупнейших экспортёров прямых иностранных инвестиций в мире (то есть стран, которые поставляют инвестиции в другие государства). После 2014 года в связи с санкциями, под которые подпали многие российские кампании (санкции опять же вызваны империалистическим усилением России, что выразилось в присоединении Крыма и участии (пусть и негласном) в конфликте на Донбассе), позиции России ухудшились. Но даже в этом случае Россия занимает 31 место в рейтинге стран по уровню прямых инвестиций за рубеж среди 201 государства.

Далее, одной из важных форм проникновения российского капитала в страны ближнего и дальнего зарубежья на уровне государственно-монополистического капитализма является государственное кредитование развивающихся стран. Так, по данным Всемирного Банка, Россия занимает пятое место в списке крупнейших суверенных кредиторов для развивающихся стран. Лидирует Китай, прокредитовавший развивающихся заёмщиков на $149 млрд.

Крупнейшие страны - кредиторы развивающихся стран

Крупнейшим государственным должником России является Белоруссия$8,1 млрд на конец 2019 года. В конце 2020 года страны подписали межправительственное соглашение о предоставлении Минску еще $1 млрд от России. Более $1 млрд на конец 2019 года была должна России каждая из следующих стран: Бангладеш, Венесуэла, Индия, Вьетнам и Йемен, следует из данных Всемирного банка. РБК писал, что Бангладеш является бенефициаром экспортных кредитов России на постройку атомной электростанции (АЭС), строящейся с 2017 года. При экспортном кредите «живых» денег страна-бенефициар не видит: они идут на оплату поставок, услуг или работ российских экспортеров. От себя специально подчеркнём, что здесь речь идет о типичной эксплуатации периферии со стороны полупериферийной империалистической России, когда кредиты выдаются на конкретные проекты страны-кредитора на территории страны кредитуемой. По данным Всемирного банка, в 2019 году появился двусторонний долг Египта перед Россией на сумму $495,5 млн.Задолженность африканских стран (не считая Египта) перед Россией составила $973 млн на конец 2019 года. Это Сомали ($418 млн), а также Мозамбик, Эфиопия, Мадагаскар, Замбия, Судан и Танзания. В основном эти страны брали кредиты еще у СССР, но есть и новые российские кредиты – у Замбии и Мозамбика, как видно из статистики Всемирного банка.

Сколько должны России развивающиеся государства

Как видно, Россия в форме государственного кредита активно вмешивается в экономику других стран, кредитует в них строительство своих проектов, осуществляет в такой форме вывоз капитала наравне с другими империалистическими хищниками (Германией, Францией, Японией), в том числе и «социалистическим» Китаем (тему «китайского социализма» мы ещё затронем ниже).

Если же смотреть более конкретно, то станет ещё более очевидным, что вывоз капитала из России осуществляется полным ходом. Приведём некоторые примеры, взятые из открытых источников в СМИ, иллюстрирующие наличие вывоза капитала из России.

Наиболее наглядным примером вывоза капитала из РФ в другие страны может служить Армения, чья энергосистема в значительной степени скуплена российским капиталом. Так, еще в 1997 г. в соответствии с соглашением, заключенным между армянским правительством и российским ПАО «Газпром», началось стабильное снабжение республики природным газом из РФ через Грузию. В том же году было образовано ЗАО «АрмРосгазпром», с 2014 г. переименованное в ЗАО «Газпром Армения», стопроцентное дочернее предприятие ПАО «Газпром» (см. С.А. Татунц, А.М. Понамарева ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25: Международные отношения и мировая политика. 2017. № 3. С. 98). В 2002 году Ереван для ликвидации своей задолженности перед Москвой (в том числе за поставки топлива для Армянской АЭС) передал России ряд стратегических предприятий в сфере энергетики. В числе полученных российской стороной активов был имущественный комплекс Разданской ТЭС. «Интер РАО ЕЭС», до этого момента неоднократно и безуспешно участвовавшая в приватизации армянских энергетических активов, получила в управление Мецаморскую АЭС (2003). Еще через три года российской компании удалось приобрести 100% «Электросетей Армении» (см. С.А. Татунц, А.М. Понамарева ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25: Международные отношения и мировая политика. 2017. № 3. С. 97). И даже несмотря на то, что Разданскую ТЭС и «Электросети Армении» было решено продать, российский капитал продолжил контроль над энергосистемой Армении. До 2015 г. 100% акций Разданской ТЭС принадлежали российской группе «Интер РАО ЕЭС», однако после возникновения трудностей с урегулированием вопроса повышения тарифов на электроэнергию холдинг предпочел избавиться от проблемного актива, продав его компании «Лиорманд холдингз Лимитед (ЛХЛ)». В 2017 г. группа компаний «Ташир», возглавляемая российским бизнесменом армянского происхождения С. Карапетяном, выкупила у «ЛХЛ» все акции Разданской ТЭС (см. С.А. Татунц, А.М. Понамарева ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25: Международные отношения и мировая политика. 2017. № 3. С. 99). Сильной экономической зависимостью армянской энергосистемы объясняется и политическая лояльность руководства Армении к российским властям, что сохраняется даже после смены Саргсяна на Пашиняна.

В 2016 году Газпром открыл газовое месторождение в Боливии. Компания «Газпромнефть — смазочные материалы», оператор бизнеса масел «Газпром нефти», открыла в Венгрии первую станцию технического обслуживания (СТО) в рамках собственной международной программы. Если говорить об АКМ, то он производится во многих странах мира, то есть налицо классический вывоз капитала в другие страны. Газпром в целом ведет активную деятельность по разработке месторождений на территориях стран СНГ, Африки, Южной Америки, Европы, Ближнего Востока. Дочернее предприятие Газпрома «Газпром нефть» также активно интегрируется в международные рынки. Например, крупнейший зарубежный актив «Газпром нефти» — энергетическая компания «Нефтяная индустрия Сербии» (НИС). «Газпром нефть» владеет 56,15% акций НИС. С 2009 года «Газпром нефть» владеет заводом по производству масел и смазок в Бари (Италия) Gazpromneft Lubricants S.P.A. Именно там было запущено производство премиальных смазочных материалов под брендом G-Energy. То есть тут речь идёт о самом настоящем вывозе капитала в классическом смысле слова, причем не в страну СНГ, а в страны Европы.

Как сообщает «Русская планета», Российский нефтяной гигант «ЛУКОЙЛ» стал первой российской компанией, вернувшейся в Иран после снятия с него санкций со стороны США в 2016 году. Иран и «ЛУКОЙЛ» подписали соглашение, согласно которому компания займётся изучением территорий и исследованием потенциальных мест нефтедобычи. Также «ЛУКОЙЛ» планирует реабилитировать старые месторождения. Группа «ЛУКОЙЛ» в целом уделяет большое внимание реализации международных проектов в области разведки и добычи нефти и газа. И это не только регионы ближнего зарубежья, в зону интересов «Лукойла» входят страны Ближнего Востока и Средней Азии, Западной Африки, Европы и Центральной Америки. Всего у данной компании проекты в 11 странах (не считая России).

Ж/Д цистерны компании "Лукойл"

Аналогичную картину можно наблюдать на примере других крупных российских компаний. Например, небезызвестный «Норильский никель» имеет завод в Финляндии и намерен его расширять.

Нам могут сказать, что Газпром, ЛУКОЙЛ и иные упомянутые компании – это сырьевой капитал. Сам по себе такой аргумент отнюдь не опровергает вообще вывоз капитала из РФ как таковой, но специально для подобных скептиков мы приведём другие примеры, связанные уже с вывозом не сырьевого капитала.

16 августа 2016 г. в Монголии открылся первый сервисный центр АО «Арзамасский приборостроительный завод имени П.И. Пландина» по обслуживанию приборов учета воды.

Осенью 2017 года госкорпорация «Росатом» приступила к строительству на площадке второго энергоблока АЭС «Бушер» в Иране. Кроме того «Росатом» строит АЭС также в Египте, Турции, Индии, Венгрии, Китае, Бангладеш и в Финляндии. Для Турции, Бангладеш и Египта это будут первые АЭС в их истории. Как сообщает ТАСС, «Росатом» занимает первое место в мире по числу проектов строительства АЭС за рубежом – 36 энергоблоков в 12 странах (Армения, Бангладеш, Белоруссия, Венгрия, Египет, Индия, Иран, Китай, Нигерия, Турция, Узбекистан, Финляндия). Помимо сооружения АЭС Россия осуществляет экспорт ядерного топлива (РФ занимает 16% мирового рынка) и услуг в области обогащения природного урана, занимается геологоразведкой и добычей урана за рубежом, созданием исследовательских ядерных центров в разных странах и пр. По данным компании, общая стоимость портфеля зарубежных заказов на десятилетний период по итогам 2017 года превысила $133 млрд (более поздние данные не опубликованы). По сравнению с 2015 годом он увеличился на 20%. Более подробно с зарубежными проектами «Росатома» можно ознакомиться здесь.

Компания «РУСАЛ» владеет алюминиевыми заводами в Африке, Швеции, Ирландии, Армении.

Не отстает и РЖД – крупнейшая в мире железнодорожная компания. По итогам 2019 года компания занимает первое место в мире по грузообороту (2,6 трлн. т-км), обеспечивая при этом около 1/3 общемирового показателя*; третье – после Китая и США – по объему перевезенных грузов (1,3 млрд. т.) и по протяженности железнодорожной сети (85,6 тыс. км); четвертое место по пассажирообороту (134,5 млрд. пасс-км, после Китая, Индии и Японии). Карта «присутствия» холдинга «РЖД» включает свыше 40 стран, в которых компания осуществляет экономическую деятельность.

Как видим, российские компании активно осваивают международные рынки и не только вывозят товары, но и переносят свои производства в другие страны. Мы привели лишь некоторые примеры. Если задаться целью, подобных примеров можно найти ещё больше.

Дополнительным фактором эксплуатации российским капиталом других стран является эксплуатация трудовых мигрантов, приезжающих из стран ближнего зарубежья. Российские капиталисты, используя трудности с регистрацией и крайне низкие заработные платы в странах, откуда идёт поток миграции в Россию, оплачивают труд приезжих мигрантов намного ниже, чем аналогичный труд местных рабочих. За последние годы подобное бесправие рабочих-мигрантов приводит к росту с их стороны классовой борьбы.

Трудовые мигранты

Всё вышеприведённое множество примеров говорит лишь об одном, а именно о том, что РФ занимается вывозом капитала в другие страны и эксплуатирует рабочих из других стран. Российские капиталисты осваивают недра других стран для добычи в них полезных ископаемых, строят на территории других стран заводы, атомные электростанции. Российская буржуазия, таким образом, эксплуатирует местных рабочих, присваивая произведённую в других странах прибавочную стоимость, поэтому такой признак империализма, как вывоз капитала, вполне присущ России, что ещё раз подтверждает её империалистический характер. Аргументация же М.В. Попова и его сторонников снова не выдерживает никакой проверки фактами, и тезис о якобы отсутствии вывоза капитала из России снова разбивается о факты экономической действительности.

Современный империализм

Как известно из работы В.И. Ленина, одним из свойств империализма как высшей стадии капитализма является раздел мира между крупнейшими империалистическими государствами. Ленин пишет:

«характеристичной чертой рассматриваемого периода является окончательный раздел земли, окончательный не в том смысле, чтобы не возможен был передел, — напротив, переделы возможны и неизбежны, — а в том смысле, что колониальная политика капиталистических стран закончила захват незанятых земель на нашей планете. Мир впервые оказался уже поделённым, так что дальше предстоят лишь переделы, т. е. переход от одного «владельца» к другому, а не от бесхозяйности к «хозяину» (Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма // ПСС. Т. 27. С. 374).

Таким образом, при империализме мир уже поделён, а это означает, что передел сфер влияния может осуществляться лишь посредством столкновения (в том числе и военного) империалистических держав между собой. Подобные столкновения не имеют ничего общего с войной за независимость, а являются дракой разных хищников между собой. И размер хищников не так важен, поскольку в силу закона неравномерности развития стран при империализме вчерашнее «слабое» государство может вдруг стать сильным, о чем также писал Ленин:

«при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учёт силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может. Полвека тому назад Германия была жалким ничтожеством, если сравнить её капиталистическую силу с силой тогдашней Англии; тоже — Япония по сравнению с Россией. Через десяток-другой лет «мыслимо» ли предположить, чтобы осталось неизменным соотношение силы между империалистскими державами? Абсолютно немыслимо» (там же, с. 417).

Но сами грабители стараются выставить себя в роли «обороняющихся». И помогают им в этом оппортунисты и социал-шовинисты, которые как будто «левой», а порой и словно бы «марксистской» фразой оправдывают империалистическую политику буржуазии своих стран, призывая рабочий класс поддерживать «своих» империалистов против «чужих», и тем самым способствуют укреплению буржуазии своих стран. В начале XX века такими прислужниками империалистов выступали деятели II Интернационала. В начале XXI века эстафету оппортунизма и социал-шовинизма, поддержки «отечественной» буржуазии приняли Попов и его товарищи. Основные положения их «теории» можно свести к следующему:

  • Россия слишком слаба для того, чтобы именоваться империалистической, и не соответствует критериям империализма;
  • Мы живем не в капиталистическом мире, а в «переходном периоде», где полюсом коммунизма является Китай;
  • Современный империализм поэтому представлен не конкурирующими группировками империалистических хищников, а одним империалистическим блоком во главе с США и находящимся в «переходном периоде от капитализма к социализму» Китаем, к которому притягиваются «обороняющиеся» неимпериалистические капиталистические государства, в том числе и Россия. Таким образом, антиимпериализм сводится к антиамериканизму.

Рассмотрим по пунктам вышеприведенные аргументы М. В. Попова.

1. Слабость Российской экономики в сравнении с ведущими империалистическими странами

В своём, уже упомянутом выше, ролике «Какой капитализм в России?» М.В. Попов утверждает, что в мире есть только одна группа империалистических хищников во главе с США, Россия же к ней не относится, но пока ещё ей удаётся «защищаться», опираясь на тот потенциал, который получен от СССР.

Слабость Российской экономики в сравнении с экономикой ведущих империалистических государств и правда может показаться существенным аргументом в пользу отказа считать Россию империалистическим государством. Тем не менее, экономическая слабость России частично компенсируется её военной мощью, о чём упоминает и сам Попов. Однако, как мы уже писали выше, упомянув об этом, Попов умалчивает, что сильный ВПК позволяет российским монополиям добиваться лучших условий на мировом рынке и проводить международную политику в своих интересах, то есть империалистическую политику. С другой стороны, несмотря на относительную слабость (относительную в сравнении с США и другими странами капиталистического центра), Россия всё равно остаётся одной из крупнейших экономик мира, занимая в рейтинге стран по объёму ВВП 11-е место.

Ну и, наконец, сам факт того, что один империалистический хищник слабее другого, не говорит о том, что более слабый хищник перестает быть хищником вовсе. Ссылка на «более слабого» хищника, на «оборонительный характер» того или иного империализма – излюбленный приём шовинистов всех стран. В конце концов, Германия начала ХХ века была слабее Англии и Франции и тоже претендовала на завоевания, мотивируя свой империализм «защитой государственных интересов», однако это не меняет ее империалистического характера. Хочется напомнить Попову и тем, кто разделяет его положение об отсутствии империализма в России по причине её экономической слабости в сравнении с США цитату Ленина, который в своей программной статье «Социализм и война» прямо говорил:

«представьте себе, что рабовладелец, имеющий 100 рабов, воюет с рабовладельцем, имеющим 200 рабов, за более «справедливый» передел рабов. Ясно, что применение к подобному случаю понятия «оборонительной» войны или «защиты отечества» было бы исторической фальшью и практически просто обманом простонародья, мещанства, темного люда ловкими рабовладельцами. Именно так и обманывает народы посредством «национальной» идеологии и понятия защиты отечества теперешняя, империалистическая буржуазия в современной войне между рабовладельцами за укрепление и усиление рабства» (Ленин В. И. Социализм и война // Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26. С. 312).

И далее Ленин продолжает, словно отвечая Попову: «не дело социалистов помогать более молодому и сильному разбойнику (Германии) грабить более старых и обожравшихся разбойников. Социалисты должны воспользоваться борьбой между разбойниками, чтобы свергнуть всех их» — вот он, ленинский подход к делу. «Не поиск «союзников» в рядах классовых врагов, а поиск противоречий между классовыми врагами с целью свержения их всех, с целью завоевания царства свободы и свержения ига капитала» (Там же, С. 315).

Таким образом, аргумент об экономической слабости России не работает. Слабость или сила империализма – это количественная категория, от степени выраженности которой существо дела не меняется. Более того, в условиях империализма, когда действует закон неравномерного развития стран, сила и слабость могут в относительно короткие сроки меняться местами. С качественной же стороны Россия – такой же империалистический хищник, как и США, пусть и меньшего масштаба, и попытки оправдать «меньшего» хищника тем, что он «обороняется» от крупного хищника, являются поддержкой этого «мелкого» хищника.

2. Современный мир: противостояние империалистических стран или противостояние между социализмом и империализмом?

Второй довод профессора Попова касается того факта, что мы живём не в эпоху империализма, а в эпоху всемирного перехода от капитализма к социализму, открытую в Октябре 1917 года нашей революцией (см. ролик «В каком мире мы живем?»). В глобально-историческом контексте это действительно так, вот только, как известно (и это не отрицает Попов), революционные эпохи сопровождаются контрреволюциями, реставрациями и в целом носят не прямолинейный, а зигзагообразный характер. Мало кто может поспорить с тем печальным фактом, что после реставрации капитализма в СССР и странах социалистического лагеря, тенденция движения к коммунизму временно отступила. Сейчас мы переживаем в пределах эпохи социальной революции период временного отступления революции и капиталистической реставрации, что сопряжено с временным усилением капитализма во всемирном масштабе. И это происходит, несмотря на нарастающие противоречия капитализма, на его очевидную неспособность справиться с решением глобальных проблем человечества.

Голодные люди

В этих условиях закономерно возобновляются межимпериалистические противоречия, и система однополярного мира, сложившаяся в 1990-х годах после развала СССР, постепенно заменяется привычной империализму системой противостояния различных империалистических блоков. Это мы наблюдаем как на пространстве СНГ, так и на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, в юго-восточной Азии. Даже внутри блока НАТО уже формируются конкурирующие между собой империалистические центры. Локальные хищники всё чаще огрызаются на мировых и сами стремятся занять их место (там, где они могут с ними конкурировать), мировым хищникам всё сложнее подавлять сопротивление локальных.

С другой стороны, сама по себе эпоха перехода от капитализма к социализму не отменяет, а, напротив, усиливает межимпериалистические противоречия. Именно благодаря этим противоречиям Советская власть в России могла встать на ноги, благодаря этим противоречиям была создана антигитлеровская коалиция и т.д. Сегодня, независимо от оценки общественного строя в КНР, существуют противоречия между империалистами США и ЕС, ЕС и Великобритании, да и в рамках самого ЕС есть противоречия между «старыми» и «новыми» членами. Для более подробного изучения современного международного военно-политического положения можно ознакомиться с хорошей комплексной аналитикой от товарищей из Коммунистической Партии Греции.

А что же нам говорит по этому поводу профессор Попов? А Попов просто утверждает, что сегодня у нас нет межимпериалистического противостояния, а противостояние ведется между якобы социалистическим (или находящемся в стадии переходного к социализму периода) Китаем и примыкающими к нему капиталистическими неимпериалистическими государствами, стремящимися сохранить свою самостоятельность (в том числе Россией), с одной стороны, и всем остальным империалистическим миром во главе с США, с другой стороны.

В одном из своих роликов «Какой капитализм в России?» Попов прямо говорит: «Весь мир разделен на 2 части. Одна часть – страны капиталистические. … Другая часть мира, в которой живет 1,5 млрд человек, – они живут в той части мира, которая находится в переходном периоде». С точки зрения Попова, несмотря на переходный от капитализма к социализму характер экономики Китая, государство в Китае принадлежит рабочему классу, потому что так записано в уставе КПК.

Как видно, Попов верен своей методологии (как и при оценке диктатуры пролетариата в СССР – подробнее здесь) судить о сущности государства по написанному в официальных документах и не утруждается провести хотя бы элементарный политэкономический анализ деятельности китайского государства и КПК. Вывод у Попова состоит в том, что у нас нет противоречия между группами империалистов, а есть противоречие между социалистической и капиталистической частями мира. Однако на счет «социалистического» характера Китая или даже переходности к этому характеру есть большие сомнения. Анализ эмпирических данных и тенденций в китайской экономике и социально-классовой структуре если и говорят о переходе, то в обратном направлении: к полному капитализму, а не к социализму. Это признаётся не только среди российских исследователей, но и на международном уровне среди современных марксистов.

РОТ ФРОНТ о капитализме с китайской спецификой

Красный флаг и «коммунистическое» название правящей партии – лишь ширма реально развивающегося и укрепляющегося капитализма, названного для отвода глаз «социализмом с китайской спецификой». Попов вместо анализа тенденций и рассмотрения явлений в движении снова рассуждает формально, опираясь на официальные документы, которые без реального содержания выступают просто бумажками и не более того. Ведь от того, что на гнилом заборе написать, что это кирпичная стена, забор от этого гнилым и деревянным не перестанет быть и в кирпичную стену не превратится. Выставляя же Китай в качестве социалистической страны, Попов тем самым пытается показать противостояние России с Западом не как противостояние различных империалистических группировок, а как часть глобального противостояния социалистического мира во главе с Китаем и империалистического во главе с США, в котором Россия, как считает Попов, «вынуждена балансировать». Империалистические амбиции же самого Китая Поповым объявляются усилением социализма. Как общий вывод, необходима поддержка российской буржуазии против единственного в мире империалиста – США. Дерипаска и Сечин аплодируют стоя.

3. Сегодня нет иного империализма, кроме империализма США

Как вывод, по Попову у нас есть только одна группа империалистических хищников во главе с США. https://www.youtube.com/watch?v=60hT1nUdTao 4 мин 30 сек. Этот аргумент произносится Поповым как в упомянутом ролике «Какой капитализм в России?», так и в других выступлениях, в частности на лекции в Школе Рабочих корреспондентов. С точки зрения Попова, Россия, как более слабая капиталистическая страна, империалистической страной не является и должна блокироваться с социалистической страной Китаем, потому что у Китая имеется экономическая мощь, а у России ракетно-ядерный потенциал, которого нет у Китая. Таким образом, альтернативный империалистический блок подрастающих империалистических государств Попов называет социалистическим блоком и примыкающими к нему капиталистическими государствами, выпавшими из обоймы империализма.

Совершенно очевидно, что подобная трактовка ничего, кроме защиты интересов «отечественного» капитала из «обороняющегося» блока, не преследует. На деле же Попов уподобляется своему идейному предшественнику Каутскому и даёт нам второе издание теории ультраимпериализма, отождествляя империализм с гегемонией США, а антиимпериализм с антиамериканизмом. Причём Попов довольно хитро выстраивает свою аргументацию: сперва он в ролике «Какой капитализм в России?» замечает, что мы живём в той части мира, которая является империалистической (1:58), но тут же добавляет, что не все страны империалистической части мира могут быть названы империалистическими. Затем Попов вместо строго экономического рассмотрения сущности империализма зачем-то приплетает каутскианское понимание империи «как государства, которое свое влияние распространяет дальше своих формальных границ» (2:27).

Но даже такое немарксистское понимание империи, игнорирующее напрочь экономическую основу империализма и закон неравномерного развития стран при империализме, лишь должно подтверждать империалистический характер России, ведь она распространяет своё влияние за пределы своих формальных границ. Говоря же о России, Попов отмечает, что она «выпадает из обоймы империализма, потому что империализм в России на основе социализма» (7:23). Признавая ракетно-ядерный потенциал РФ, доставшийся ей в наследство от СССР, Попов повторяет мифы об отсутствии банков и финансового капитала, отсутствии вывоза капитала. Но эти доводы мы рассмотрели выше. Здесь же отметим, что понимание современного империализма лишь как империализма США автоматически означает признание империализма других стран не империализмом, а «справедливой» и даже «антиимпериалистической» «защитой», что на практике выливается в социал-шовинистическую поддержку «своего» империализма против империализма США.

Вместо марксистского анализа и обличения империализма Попов нам выдаёт умело замаскированную защиту «своего» империализма. Окончательно становится ясной позиция Попова в свете его деления буржуазии на компрадорскую и «национальную».

О компрадорской и не компрадорской буржуазии

В вопросе о делении буржуазии на компрадорскую и не компрадорскую удивляет понимание Поповым сущности самой буржуазии. Так, в «Социальной диалектике» Попов пишет:

«а какая историческая миссия у капиталиста? Развивать производительные силы. Если он производительные силы развивает, он не перестает быть эксплуататором и, наоборот, будучи эксплуататором, он может развивать производительные силы, даже если он непосредственно не ставил такой задачи. Это объективный процесс. Ведь капитал – это самовозрастающая стоимость, а не самоубывающая. А капиталист, не развивающий, а уничтожающий производство – это капиталист, не отвечающий своему понятию, шантрапа, жулик, мошенник, гнать которого надо поганой метлой» (Попов М.В. Социальная диалектика. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014. С. 175).

Сразу бросается в глаза «аргументация» профессора, которая, как мы уже много раз видели, базируется на изначально выставленных бездоказательных постулатах, на основе которых делается «нужный» вывод. Разберём для примера вышеприведенное высказывание по пунктам.

Во-первых, говоря об исторической миссии капиталистов, Попов явно выдаёт желаемое за действительное. Историческая миссия буржуазии состоит именно в том, чтобы присваивать прибавочную стоимость, и лишь постольку, поскольку для увеличения прибавочной стоимости требуется развивать производительные силы, буржуазия это делает. Еще раз подчеркнём, развитие производительных сил – это производная задача буржуазии в том случае, когда ей это выгодно для увеличения капитала; если ей это не выгодно, а есть иные способы получения сверхприбыли, то она благополучно будет с таким же рвением уничтожать производство. Так что изначальный тезис об «исторической миссии» буржуазии ложен.

Во-вторых, Попов верно отмечает, что капитал – это самовозрастающая, а не самоубывающая стоимость, но возрастать эта стоимость может не обязательно от приложения капитала ко всей промышленности. Отсюда, если капиталисту выгодно, он может развивать отдельные, приносящие наибольшую прибыль отрасли (например, ВПК и добычу углеводородов, как это делает современная российская буржуазия), при этом губить другие и т. д. Разговоры же про то, что капиталист, не развивающий производство, а получающий прибыль из других источников, не капиталист, а «жулик», «мошенник» и пр., вовсе не научны. Получается, что большинство капиталистов в России не капиталисты, а «жулики и воры»? Кое-кто у нас уже выступает против партии «жуликов и воров», и этот кто-то явно не марксист. Негоже профессору Попову повторять за Навальным и прочими либералами байки про жуликов и мошенников, с одной стороны, и «развивающих производство» капиталистов-созидателей, с другой.

В-третьих, исходя из вышеприведённого высказывания Попова, «гнать поганой метлой» нужно не всех капиталистов вместе с тем строем, который их кормит, а только лишь «мошенников» и «жуликов». Получается, что «правильных» капиталистов, вкладывающих свои средства в развитие промышленности, «гнать поганой метлой» не нужно? Дальнейшие рассуждения профессора не оставят сомнений в том, что «отечественно ориентированную буржуазию» «гнать поганой метлой» однозначно не нужно.

Президент РФ Путин и президент ассоциации "Росспецмаш" Константин Бабкин
Президент РФ Путин и президент ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин

Так, спустя пару страниц, Попов резюмирует, что

«компрадорская буржуазия – это такая буржуазия, которая свою прибыль получает от успехов конкурирующего с отечественным иностранного капитала. Есть и такая буржуазия, которая занимается развитием отечественного производства до тех пор, пока ей не предложили больше денег за его уничтожение. А много ли среди капиталистов тех, кто откажется от большей суммы ради меньшей? Поэтому компрадорская и не компрадорская буржуазия находятся в единстве, представляют собой моменты, а не просто разные части буржуазии». (Попов М. В. Социальная диалектика. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014. С. 176-177).

И ведь правильно тут пишет Попов, буржуазия не компрадорская лишь до той поры, пока ей «не предложат больше денег» за развал «своего» производства. Прав Попов и в том, что компрадорская буржуазия и не компрадорская находятся в единстве, являясь моментами одного целого (на практике часто одни и те же лица представляют «патриотическую» и «компрадорскую» буржуазию), а не разными частями. Главное-то для любой буржуазии – прибыль. И из этой правильной посылки логически вытекает вывод о том, что само деление буржуазии на компрадорскую и не компрадорскую изначально условно и ложно. У буржуазии, равно как и у пролетариата, нет отечества. Отечество буржуазии находится там, где ее кошелек. Крупные нефтегазовые корпорации – компрадоры, когда развивают только экономику «трубы», но «патриоты» и даже империалисты, когда на эту «трубу» претендуют «западные партнеры» или когда есть возможность эксплуатировать месторождения в других странах.

Вывод простой: буржуазия не делится на компрадорскую и национальную, а ведёт себя всякий раз так, как ей выгоднее. Вот к какому выводу должен был прийти настоящий философ-марксист.

Однако Попов вместо этого пускается в пространные рассуждения о том, как плоха «компрадорская буржуазия», а завершает свои длинные рассуждения тем, что Путин спас Россию от распада:

«в чем был смысл ельцинского федеративного договора с превращением областей единого государства в субъекты, которые как бы соединились в Российскую Федерацию? Чтобы начать процесс разделения России на карликовые государства со своими законами и правительствами. Но не получилось. В том числе и потому, что Путин помешал, он очень сильно помешал этому процессу, и можно его за что угодно критиковать, но это выдающееся достижение Владимира Владимировича. Он эти тенденции распада России самым жестким образом пресек». Попов М.В. Социальная диалектика. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014. С. 179).

Вот вам и вывод от «марксиста» Попова. Конечно, ни слова о баснословных ценах на нефть и о том, что (справедливости ради это стоит помнить) стабилизация экономики и централизация власти начались еще при Ельцине и являлись объективным процессом усиления российской буржуазии, а не только лишь заслугой Путина.

Таким образом, деление буржуазии на компрадорскую и национальную нужно Попову для того, чтобы в который раз протащить «аргументацию» для поддержки «своей», «национальной» буржуазии. В действительности же подобное деление было актуальным для бывших колоний, но никак не может выступать методологией анализа правящего класса империалистической России, а потому не имеет ничего общего с марксизмом.

Выводы

Как видно из приведённого выше разбора, аргументация М.В. Попова и его сторонников, отрицающих существование империализма в РФ, не выдерживает критики.

Во-первых, потому что в России есть все существенные экономические признаки империализма в виде монополий, наличия финансового капитала и финансовой олигархии. Российские капиталисты активно вывозят капитал в другие страны, осваивая новые рынки сбыта, а российское государство участвует в межимпериалистическом разделе мира наряду со своими более сильными конкурентами из западного блока во главе с США. Экономическая слабость РФ в сравнении с США частично компенсируется мощным ракетно-ядерным потенциалом, доставшимся России в наследство от СССР, и развитым ВПК, да и вообще в силу открытого Лениным закона неравномерности развития капиталистических стран, степень экономической мощности не может рассматриваться как основной критерий для определения наличия империализма в стране. Мы уж не будем ещё раз повторяться насчёт изначально ложных, софистических и несоответствующих действительности «аргументов» об отсутствии банков и финансового капитала в России. Данные «теоретические» положения опровергаются фактами, что мы и постарались показать в статье.

Во-вторых, аргументы Попова насчёт отсутствия империалистических блоков, кроме блока во главе с США, являются фактически новым изданием каутскианской теории «ультраимпериализма» и опираются в значительной степени на некритический анализ общественных отношений в Китае, которые у Попова объявляются «переходным к социализму» периодом. Заметим, что профессор делает такой вывод на основе деклараций документов самой КПК, что не может считаться весомым научным аргументом, так как уставные и программные документы КПК могут отличаться от проводимой ею практики, которая не учитывается Поповым. Те же из марксистов, кто изучает практический опыт «социализма с китайской спецификой», зачастую определяют его как капитализм под красным флагом, что, на наш взгляд, более правильно.

В-третьих, как итог всем вышеприведённым теоретическим вывертам профессора Попова и его сторонников, антиимпериалистическая борьба подменяется борьбой лишь с американским империализмом, а империалистические амбиции хищников помельче (вроде России или Китая) – «вынужденной обороной». Такая логика неминуемо толкает профессора Попова и его сторонников в теоретические и политические наследники лидеров II Интернационала, а также уводит рабочий класс и всех остальных трудящихся от последовательной борьбы с империализмом (в первую очередь «своим») к его поддержке. Вместо того, чтобы говорить трудящимся, что главный враг – в своей стране, Попов и его сторонники как раз этого главного врага и выводят из-под удара, рассуждая о «компрадорской» и «не компрадорской» буржуазии, подменяя борьбу со своей буржуазией борьбой с её компрадорской частью, борьбу с империализмом – борьбой с так называемым «американским фашизмом на экспорт». Элементы же фашизма в собственной стране Попов в упор не замечает, но об этом – в следующей части.

Продолжение следует.

Роман Осин,
кандидат философских наук,
член Идеологической комиссии ЦК РКРП

Список источников

  1. «Норникель» расширит завод в Финляндии в расчёте на рост рынка батарей
  2. «Социализм как уничтожение классов». Михаил Васильевич Попов. 13.12.2018.
  3. 10 ведущих международных проектов российских кампаний
  4. 50 российских компаний – лидеров мирового рынка. Краткий обзор
  5. Более 96% заёмщиков льготных зарплатных кредитов под 2% в Сбербанке смогут их не гасить
  6. В каких странах производят автомат Калашникова по российской лицензии?
  7. Ведущие американские банки бойкотируют кредитование нефтегазового сектора США
  8. Всемирный банк «рассекретил» суверенных должников России
  9. ВТБ разрешили стать акционером «Ростелекома»
  10. Газпром-нефть Международные проекты
  11. Галко В.И. Пособники фашистов зашевелились
  12. Галко В.И. Является ли Россия империалистической страной?»
  13. Ещё раз о возможности фашизма в капиталистической России
  14. Изюмова О.Н., Крылова Т. А. Анализ и структура российских прямых инвестиций за рубежом // Научный вестник ЮИМ №3` 2017. С. 9-15.
  15. История российских проектов АЭС за рубежом
  16. Какой капитализм в России? Профессор Попов
  17. Ленин В. И. Империализм как высшая стадия капитализма // ПСС Т. 27. С. 299-426.
  18. Ленин В. И. О лозунге соединённых штатов Европы // ПСС. Т. 26. С. 351-355.
  19. Ленин В. И. Социализм и война // Полное собрание сочинений. М.: издательство политической литературы, 1973. Т. 26.С. 307-350.
  20. Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм?
  21. Маевский И. К вопросу о зависимости России в период Первой мировой войны
  22. Маркс К. Капитал. Т. 3. М.: государственное издательство политической литературы, 1955.
  23. Международные поставки оружия стабилизируются после многих лет резкого роста; Больше всего растет импорт оружия на Ближний Восток, сообщает SIPRI
  24. О капитализме с китайской спецификой
  25. ОАО «РЖД» в мире
  26. Объём кредитов, предоставленных юридическим лицам — резидентам и индивидуальным предпринимателям в рублях, по видам экономической деятельности и отдельным направлениям использования средств
    по 30 крупнейшим банкам
  27. Осин Р. С. М.В. Попов и «Рабочая Партия России»: марксизм или ревизионизм? Часть 1.
  28. Первый сервисный
  29. Перевелись уже: шесть банков РФ вошли в мировой топ-150 по обороту карт
  30. Понаитов Павел. К критике буржуазного профессора. Часть 1.
  31. Попов М. В. В каком мире мы живём?
  32. Попов М. В. Социальная диалектика. СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014.
  33. Попов. М. В. Сталин: политика снижения цен
  34. Послесловие к дебатам Михаила Попова и Бориса Юлина. Профессор М.В.Попов. 08.04.2019
  35. Профессор Попов. Ответы на вопросы (июнь 2018)
  36. ПСБ вошел в ТОП-3 рейтинга лучших мобильных банков для бизнеса
  37. ПСБ завершил процесс присоединения Роскомбанка
  38. Рейтинг стран мира по уровню прямых инвестиций
  39. Росатом
  40. Российские банки: финансовые итоги 2020 года
  41. РУСАЛ
  42. Самые крупные экономики мира
  43. Сбербанк назвал свою долю в будущем СП с Mail.ru Group
  44. Сбербанк создал кампанию для производства и торговли лекарствами
  45. Сбербанк создал компанию по производству компьютеров и периферийного оборудования
  46. Сбербанк стал владельцем Антипинского нефтеперерабатывающего завода
  47. Сигареты по 9 рублей за пачку, бензин — 15 рублей за литр // https://ura.news/articles/1036267213
  48. Сталин И. В. О социал-демократическом уклоне в нашей партии // Сочинения. Т. 8. М. 1948. С. 234–297.
  49. Сычев В. и Русаков А. Россия и трудовая миграция: классовый подход
  50. Татунц С.А., Понамарева А.М. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25: Международные отношения и мировая политика. 2017. № 3. С. 89-115.
  51. Финансовый отчет ПАО «Газпром» за 2017 год
  52. Элисеос Вагенас. Международная роль Китая
  53. Элисеос Вагенас. О международном военно-политическом контексте современного мира
  54. Яндекс (Википедия)
  55. 10 компаний России, входящих в число мировых лидеров в своих сферах
  56. О Госкорпорации Росатом

От редакции. Параллельно с работой над статьёй автор выступил на YouTube-канале «Красный Поворот» с изложением своей позиции на взгляды профессора Попова. Нашим читателям будет интересно ознакомиться с этим роликом:



Ссылка на источник

Читайте также