Как я гулял по Тунису, а попал на Родину

14

Вчера 16:54 Тунис — Тунис Июль 2016

Как известно, город Тунис является столицей государства Тунис. Если вы приехали в страну с экскурсионными целями, посмотреть столицу стоит однозначно. Не могу сказать что столица страны поражает архитектурой, и тем не менее свою неповторимую ауру город определённо имеет. Я посетил Тунис в составе экскурсионной группы. Принимающая сторона в однодневный тур компонует сразу нескольких мест. В моём случае с утра мы посмотрели Карфаген.

Затем посетили Сиди-Бу-Саид.

Стоит отметить, что Тунис не только столица, но ещё и порт. Если судить по контейнерам, его товарооборот довольно значительный. Тунис имеет пять крупных портов. За счёт них страна активным образом торгует с другими государствами.

Город Тунис во многом выигрывает за счёт своего прибрежного месторасположения. Подъезжая древнему Карфагену, нынешнему пригороду столицы (город Картаж), из окна автобуса можно видеть Тунисский залив. В его глубине расположилась искусственная бухта Мандракий, созданная во времена античности.

Многие французы, кто имеет тунисские корни, любят наведываться на историческую родину в отпуск паромом, вместе с авто. После они колесят везде и всюду на своей машине. Никто не знает, что будет дальше, однако на данный момент Тунис страна относительно безопасная.

Итак, мы немного отвлеклись. Начну рассказ о второй половине дня. Подобные экскурсии, как правило, дополняются обедом. Так было и в нашем случае. На обед нас завезли в какой-то столичный городок-спутник.

Заморив по быстрому червячка, я выкроил время для осмотра сего места. Городок располагался возле моря и имел пляж.

Отметим, что население города Тунис на 2008 г. составляло 1 200 000 человек. А вот если считать с пригородами, число столичных жителей в тот год достигало 3 980 500.

В общем нас завезли в самую что ни на есть столичную окраину. Как назывался этот город? Увы, я не запомнил. Тунис страна не богатая. Многие её города, пусть даже и прибрежные, похожи друг на друга.

Столица любой страны от других городов страны, как правило, отличается. Во всяком случае, когда за окном автобуса замелькали более современные и более аккуратные дома, разбавленные урбанистическими высотками, я сразу понял — едем по Тунису.

Гид и водитель высадили нас на бульваре Хабиба Бургибы, предоставив для самостоятельного осмотра города 2 часа. Гид при этом предупредил, что лучше будет, если мы не пойдём в старую часть города. Мотивировал он это тем, что цены там на сувениры достаточно высокие, а продавцы необыкновенно наглые.

Я гиду поверил, и потому в медину не ходил. В любом случае, забегая вперёд, хочется сразу сказать, что никакой агрессии в людях по отношению к себе я не заметил.

Там, где нас высадили, обращал на себя внимание собор Сен-Винсен-де-Поль — духовный центр для католиков, живущих в Тунисе. Он носит имя Св. Венсана-де-Поля, христианского проповедника, проданного в рабство в Тунисе в 17 веке.

Храм построен в конце 19 века в романо-византийском стиле. Внутри периодически проводятся службы. Жаль, но в момент моего визита, собор был закрыт.

Как символическое примирение христиан и мусульман, аккурат напротив Сен-Винсен-де-Поля, городские власти установили памятник. На постаменте возвышается Ибн Хальду́н или Ибн Халду́н — арабский мусульманский философ, историк, социальный мыслитель.

Ибн Хальдун является первым экономистом, который систематизировал функции экономики, указал на важность технической базы, специализации производства и внешней торговли для получения экономического излишка. Он проанализировал роль государства и его политику стабилизации как средство обеспечения производительности и занятости населения.

Философ надолго пережил своё время. Его экономические трактаты актуальны по сей день.

Что касается бульвара Хабиба Бургибы, то он назван в честь первого Президента Туниса. Гулять здесь приятно. Бульвар представляет собой тенистую аллею, где пышные фикусы укрывают пешеходов от жаркого африканского солнца.

Глядя на дома, если не знать, никогда не подумаешь, что ты находишься в Африке.

Французы своё былое присутствие обозначили в архитектуре. По обе стороны бульвара друг к другу примыкаю колониальные особняки с богатой лепниной, длинными узкими ставнями и французскими балконами.

На первых этажах расположились дорогие бутики, вылезающие на улицу кафешки и торговые лавки.

Столичные жители вместе с туристами составляют очень пёструю картину. Мимо тебя, сверкая формами, может пройти оголённая девчонка, причём не обязательно европейка, — а сразу за ней ты увидишь закутанную в чёрные одеяния арабку, у которой не сверкнёт ни мизинец, ни пятка.

Цены в здешних магазинах довольно высокие. Впрочем, на главной столичной улице они никак не могут быть низкими.

Зато, если свернуть в проулок, ситуация кардинально меняется.

Путеводители утверждают, что по городу ездит скоростной трамвай. Это действительно так.

Однако, из-за большого количества машин скоростным транспортом называть его, думаю, не совсем правильно, во всяком случае в часы пик.

Гуляя, я натолкнулся на двоих выходцев из Мали. Разговорились. Я сказал, что был в Мали и мне там очень понравилось. В последующем, насколько я понял из объяснений моих собеседников, из Мали в настоящем идёт огромный отток населения. Все хотят выехать в Европу и в частности в Германию. Ребята мечтали именно об этом. Как они мне объяснили, в Тунисе они подзаработают денег и далее направятся в Европу. В общем, без комментариев.

Пожелав малийцам удачи, я направился дальше. Дохожу до монумента первому Президенту Туниса, в честь которого как раз и назван бульвар.

Памятник лидеру, сидящему верхом на коне, долгое время находился на окраине города после того, как диктатор Бен Али сверг Хабиба Бургибу в 1987 году. Однако в 2011 году сотни тысяч тунисцев собрались на этом бульваре с требованием свергнуть Бен Али. В мае было принято решение вернуть памятник на надлежащее место.

Вся эта история показательна и очень знакома…

За монументом первого Президента привлекает внимание ажурная башня с часами. Это одна из главных достопримечательностей не только бульвара Хабиба Бургибы, но и всего города. Башню называют тунисским Биг-Беном. Возле неё так заманчиво струились вверх фонтаны….

Охладиться конечно хотелось, однако я свои плотские помыслы преодолел. Времени прошло уже не мало, а я ещё не видел нашей русской церквушки. Изначально посещать храм Воскресения Христова я не планировал, ибо попросту не знал, где он находится. Спасибо гиду! Он меня сориентировал, объяснив, что русский храм в шаговой доступности. Нужно дойти бо Биг-Бена и повернуть налево. Так я и сделал.

Иду по улице,

и вскоре действительно вижу храм. Нет, не просто христианский, а именно наш — православный! Своим внешним видом он напомнил мне храм Покрова на Нерли. В столице африканского города, окружённая пальмами, русская церковь выглядит как самое настоящее чудо!

Увы, калитка была закрыта. Я несколько раз позвонил, но мне не ответили. Расстроившись, я собирался пойти обратно, Однако двое полицейских, заметив меня, показали знаками, чтобы я оставался на месте.

Далее появился молодой человек в чёрном священническом одеянии и открыл мне сперва калитку, а после уже и сам храм. Переступив порог я оказался в буквальном смысле на Родине!

Открывший мне двери служитель по внешнему виду для священника был слишком молод. Я спросил, имеет ли он сан? Как далее выяснилось, молодой человек по имени Анатолий учится в Духовной семинарии. В Тунис он приехал к отцу на каникулы. Его отец является настоятелем храма. К сожалению поговорить с настоятелем у меня не получилось. Батюшка отъехал по делам, доверив ключи сыну.

К моей огромной радости Анатолий разрешил фотографировать внутренний декор и иконы.

Правильнее сказать, особого декора внутри нет. Стены по большей части белые, зато иконы старые, икон много. Внутри хорошо чувствуется некая намоленность. Храм Воскресения Христова для русского человека в Тунисе место знаковое. Мне приходилось много о нём читать, и потому душа кипела радостью, будто я наконец встретил старого дорогого друга.

Осматривая храм, я попутно спросил у Анатолия, что представляет собой церковная община? Часто ли бывают службы? Он ответил, что службы каждый день не проводятся, но на праздник народа собирается много. Далее наш разговор плавно перешёл к истории строительства храма.

В городе Тунисе русская община была более многочисленная, однако богослужения долгое время проводились в церкви, устроенной в помещении небольшого арабского дворца. Закладка первого камня собственного храма состоялась лишь в октябре 1953 года. Строительство храма велось на средства русской общины, значительную сумму пожертвовали и местные французские власти. В те годы храм стоял на краю города, теперь же, когда Тунис разросся, он находится почти что в центре.

Иконы и церковная утварь были перенесены в храм с русских кораблей: линкора «Генерал Алексеев», лёгкого крейсера «Кагул» и штабного судна «Георгий Победоносец».

Кроме того, в храме есть иконы Крещения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицы с кораблей, затопленных в 1854 году в Севастополе. Святыни храма — напрестольный крест с частицей Животворящего Древа Креста Господня и частица мощей святого священномученика Киприана Карфагенского.

Изначально храм Воскресения Христова относился к Русской православной церкви заграницей. В 1992 году после обращения прихожан было принято решение о принятии общины под юрисдикцию Московского Патриархата.

Вот как бывает, я планировал посмотреть столицу арабского государства, а в результате попал на Родину.

Когда я возвращался к автобусу, город уже не казался мне абсолютно чужеродным.

Он стал для меня более понятным.

Тунис в самом лучшем смысле этого слова — побратим Москвы!

Источник публикации

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
16 × 7 =