Экспедиция на Борнео. Кота-Кинабалу

60

Из Брунея в Кота-Кинабалу по морю

— Do you have knife? — неожиданно спросила меня крупная тётя в форме, офицер брунейской таможни перед посадкой на паром, отправляющийся на малазийский остров Лабуан.

— Only scissors, small, nail scissors, — начал оправдываться я, вспомнив о маникюрном наборе в моём рюкзаке. Я решил, что лучше признаться в этом самому, чем быть раскрытым в результате оперативного обыска моего багажа.

Впрочем, ответ мой, подкреплённый смущённым видом и открытым взглядом, вполне удовлетворил грозного таможенного офицера, и я был допущен к посадке. Почему брунейскую таможню интересовало наличие только холодного оружия, а не наркотиков, огнестрельного оружия, предметов антиквариата, крупных денежных средств или каких-либо иных запрещённых к вывозу предметов осталось мне неведомым.

Я с удовлетворением покидал султанат Бруней, новое государство в моём туристическом списке, в котором я провёл одну ночь и один день, и в котором ещё раз окажусь едва ли.

Сегодня, во второй половине дня, ближе к вечеру, мы должны были оказаться в Кота-Кинабалу, столице штата Сабах, второго малазийского штата острова Борнео. Программа пребывания обещала быть интересной.

Два дня исключительно пляжного отдыха на островах в стиле «баунти» мы, без сомнения, заслужили. Там рядом с Кота-Кинабалу, который я буду в дальнейшем именовать КК, в пределах 8 километров от города, находятся несколько коралловых островов национального парка Тунку Абдул Рахман с изумительными возможностями для купания, сноркелинга и прогулок в лес.

Ещё один день планировалось посвятить обзорной прогулке в парк Кинабалу, конечно, без подъёма на Гунунг Кинабалу, горную вершину, высотой 4095 метра, считающейся самой выдающейся между Гималаями и Новой Гвинеей. Предполагались просто покатушки, исключительно ради освежающей атмосферы и горных пейзажей.

Но самыми захватывающими обещали стать последние два дня нашей экспедиции на Борнео, запланированные в Сандакане — узкой полоске земли между морем Сулу и крутыми холмами. Там в бассейне реки Кинабатанган мы должны были наблюдать за представителями дикой природы, которых жутко как хотелось увидеть, как-то обезьян — носачей, птиц носорогов, орангутангов и прочих, кто попадётся нам по пути.

Забегая вперёд, скажу, что всё задуманное удалось осуществить, все надежды и ожидания подтвердились вполне.

Сегодняшний же день должен был стать большим переездом по морю, причём в два этапа. Сначала на достаточно просторной посудине с двумя крытыми палубами, неторопливым ходом, часа за два с половиной, мы прибыли на остров Лабуан (Labuan), один из нескольких островов одноимённой федеральной территории, входящей в состав Малайской Федерации.

Всего федеральная территория Лабуан включает в себя семь островов, административным центром которых является портовый город Бандар-Лабуан.

Когда-то эти острова были частью Брунейского султаната, потом английской колонией, во время Второй мировой войны находились под японской оккупацией. В состав Малайзии территория вошла в 1963 году, а с 90-х годов стала обладателем статуса свободной торговой зоны.

При подходе к Лабуану малопримечательные морские пейзажи украсились вынесенными в море нефтяными буровыми установками.

Впрочем, добыча нефти в настоящее время не является основной отраслью экономики этой территории. Основные доходы приносят сфера предоставления финансовых услуг и туризм.

С 1990 года в Лабуане создан Международный оффшорный финансовый центр, результатом деятельности которого, стали десятки банков и больше двух сотен трастовых, страховых, лизинговых компаний. Неплохо для 90 тысяч местного населения.

Однако, непосредственно на островной федеральной территории мы провели не более часа. Следующим этапом стал переход по морю на скоростной лодке, вместившей в своё чрево не менее двухсот пассажиров.

Путь до КК был неожиданно долгим, около четырёх часов, и совсем нелёгким. Лодка, оправдывая свой статус, летела по волнам, казалось, на бешеной скорости и внутри трясло так, что периодически приходилось держаться за ручки кресла, чтобы не вылететь из него.

Но всё же, к обозначенному в расписании времени лодка пришвартовалась к иммиграционному терминалу причала Jesselton Point Ferry Terminal. Мы в очередной раз за сегодня прошли иммиграционные процедуры, и получили доступ на территорию штата Сабах.

Сити-тур по КК

В буквальном смысле «с корабля на бал» стало наше посещение мечети Масджид Бандарая, знаменитой мечети на воде. Сразу после выгрузки из пасти бешеного корабля, мы, на заранее арендованном микроавтобусе (вот они неоспоримые преимущества путешествия в составе минигруппы под руководством турлидера), отправились к этой, наверное, самой главной достопримечательности КК.

Мечеть эта новая, построена специально к 2000 году, когда КК официально получил статус города. Примечателен этот мусульманский храм тем, что с трёх сторон окружен гладью искусственного озера. Это была такая задумка, чтобы обеспечить дополнительный эффект за счёт отражения в воде, особенно в тёмное время суток, когда включается подсветка.

Внутри, говорят, мечеть тоже весьма впечатляет, ибо исполнена в лучших традициях мусульманского зодчества. Однако насладиться в полной мере этим великолепием нам не удалось.

Взяв какую-то входную плату, нашу явно не мусульманскую группу, не пустили не только в здание мечети, что было бы понятно, но даже на её территорию, позволив прогуливаться только за невысокой оградой.

— Why? — задал я логичный вопрос не пропускавшему нас возрастному дядьке с мусульманской бородкой.

— Because Friday, — неприветливо ответил дядька.

Ну ладно, пятница так пятница. Хорошо мне известная Джума-намаз — обязательная коллективная молитва. Понимаю, не самый удобный момент для любопытствующих туристов с фотоаппаратами. Но можно было бы и повежливее.

Лично мне не довелось больше увидеть эту мечеть, а вот наш турлидер Аркадий Скворцов, чьими фотографиями, получив на это его согласие, я частично иллюстрирую свои рассказы из Борнео, в один из последующих вечеров приехал сюда после захода солнца.

Зрелище великолепное, согласитесь.

Однако, завершение дня удалось на славу. Путь высоко в горы занял не менее часа, мы спешили, чтобы встретить закат солнца на одной из вершин горной цепи Крокер, в тени которой и находится КК.

Прибыв к намеченной точке, стало понятно, что место это традиционное для проводов очередного дня.

Увидеть светило, опускающееся на ночёвку, на дно видневшегося вдалеке моря собралось немало народа. Многие были вооружены мощной техникой, иные пользовались исключительно невооружённым взглядом.

Но цель у всех была одна, оставить этот момент в своей памяти на всю оставшуюся жизнь.

В последующие дни после пляжного отдыха на островах или покатушек по национальному парку мы достаточно много времени проводили в КК и неплохо его изучили. Город этот современный, возможно преуспевающий (один оживлённый морской порт чего стоит), но без каких-либо ярких, особо запоминающихся достопримечательностей.

Во время Второй мировой войны, после бомбёжек союзников, он был разрушен практически полностью. Так что, свидетельств «седой» старины здесь не найти.

Единственное, что приходит на ум это Часовая башня Аткинсона, построенная в 1905 году. Названа она в честь не того Аткинсона, который мистер Бин, а некоего британского офицера Аткинсона, возглавлявшего администрацию Джесселтона (как в те времена именовался КК) и умершего от малярии в 1902 году.

Прожил парень всего 28 лет, но видно заслужил делами своими добрую славу.

Сооружение высится на холме и, будучи само высотой 15 метров, видно издалека, выполняя функцию и маяка, и собственно часовой башни. Исполнена башня из дерева мирабау и, вроде как, без единого гвоздя. Во время бомбёжек пострадал циферблат, но после реконструкции часы идут исправно с того времени и до сих пор.

Это будет единственная историческая справка из КК, ибо едут в этот город не за историей, а за природой.

Репортаж из КК был бы неполным, если не рассказать о его рыбном и фруктово-овощном рынках.

Большую часть каждого из четырёх вечеров, проведённых в столице штата Сабах, я пропадал именно там.

Таким как я, любителям азиатского стрит-фуда, точно туда. Самое популярное место это, конечно, рыбный рынок, иначе именуемый как ночной или филиппинский. Почему ночной это понятно, основное действо разворачивается после 17–00.

А филиппинский, очевидно, в честь этнической принадлежности большинства занятого там персонала. Внешне отличить малайцев от филиппинцев я смогу едва ли, а вот по характеру их поведения легко. На фоне более цивилизованных, приветливых и воспитанных малайцев, филиппинцы выглядят как цыганское племя, в самом неприглядном значении этого слова. Если увидите крикливого хамоватого продавца чересчур навязчивым способом, предлагающего свой товар, будьте уверены, это филиппинец.

Но впрочем, меня это обстоятельство совсем не останавливало от посещения рыбного рынка. Классно там и вкусно.

Выбор морепродуктов широчайший. Рыба и морские гады, только что выловлены из Южно-Китайского моря, которое плещется в нескольких десятков метров от прилавков. Всего то и забот: указать пальцем на понравившийся экземпляр, который тут же при тебе и приготовят и подадут на стол.

За десертом я ходил на соседней овощной рынок.

Очищенные и порезанные на кусочки папайя, манго, ананас, дыня, арбуз, ещё какие-то фрукты, названия которых я и не знаю, очень удачно дополняли только что отведанную приготовленную на гриле каракатицу или королевскую креветку.

Парк Кинабалу

От КК до штаб-квартиры парка Кинабалу километров 90. Всё тот же арендованный микроавтобус доставил нас на место часа за два. По пути периодически останавливались, делали фотографии, обязательным фоном которых была гора Кинабалу — «священный дом мёртвых», вроде так переводится её название с малайского языка.

Наверху, рядом со штаб-квартирой парка было заметно прохладнее. Слышал, что ночью температура может опуститься до нуля.

Серьёзные туристы, не нам чета, стартуют отсюда, чтобы покорить пик Кинабалу. Перед поездкой, смотрел несколько научно-популярных фильмов, посвящённых покорению этой вершины. Восхождение занимает два дня, с ночёвкой на середине пути. Наверное, это не самое сложное покорение горной вершины, всё-таки не Джомолунгма, такое восхождение доступно многим, а не только профессиональным альпинистам. Но и лёгкой такую прогулку не назовёшь. Бывали и смертельные случаи.

Один из виденных мной фильмов был посвящён страшной трагедии, гибели целой туристической группы во время землетрясения в горах. На одной из смотровых площадок мы видели памятник погибшим туристам, самое печальное то, что в составе группы было несколько детей

Проехав от штаб-квартиры парка километров 40, мы добрались до горячих источников Поринг-Хот-Спрингс, вокруг которых оборудованы успокаивающие сернистые ванны.

Впрочем, меня этим совсем не удивишь, в окрестностях моего города таких развлечений оборудовано немало и в гораздо лучшем исполнении.

Поэтому, пока мои товарищи прогревали свои косточки, я отправился разглядывать бабочек в специально оборудованный для этого павильон, превратившись на время в юного лепидоптеролога.

Катались мы по парку Кинабалу до самого вечера, ведь площадь его немаленькая, более 750 квадратных километров. По пути останавливались в каких-то примечательных местах, фотографировались, обозревали окрестности.

Собственно говоря, в этом и состояла суть нашего тогдашнего мероприятия.

Перед самым КК заехали в достаточно глупый музей-аттракцион «перевернутый дом» и чтобы оправдать потраченные за вход деньги поучаствовали в предлагаемых заведением развлечениях.

Коралловые острова

Два дня из четырёх в КК были посвящены исключительно пляжному отдыху. Не знаю, есть ли в самом городе пляж, но уверен, что абсолютное большинство отдыхающих едут именно на близлежащие острова.

Всего их пять, изумительно красивых коралловых островов, поросших лесом.

Массовый перевоз страждущих отдыха отработан и не вызывает проблем.

Моторные лодки отправляются с причала Джесселтон и доставляют на место минут за 15. Позже, в заранее обговоренное время, за вами приедут и вернут обратно в город.

На островах всё изумительно, кроме одного — невероятного количества китайских туристов. Мы были во время китайского нового года, что, понятное дело, усложнило ситуацию. Но, думаю, такая проблема характерная и в другие периоды. Ведь из 1,6 миллиардов жителей Поднебесной всегда найдётся энное количество желающих посетить совсем не далёкую и в ценовом плане комфортную страну.

Первое время после прибытия на остров я был в диком шоке.

Повсюду было много шумных, суетливых, чего-то жующих, одетых в спасательные жилеты наших азиатских друзей, которых с каждой вновь прибывающей лодкой становилось ещё больше.

В этой непростой ситуации есть очень достойный выход. Будучи предельно дисциплинированными, приученные двигаться только большим коллективом за своим вожаком, китайцы будут находиться только там, где им определено.

Вот этим обстоятельством и надо воспользоваться. Дело в том, что хоть остров и небольшого размера, но в нём при желании можно найти укромные уголки. Вот, например, такой.

Для этого надо сориентироваться на местности с помощью той же maps.me, и по малозаметной лесной тропке немного прогуляться и найти такое желанное спокойствие.

Самый большой из коралловых островов — Пулау-Гайя, там находится штаб-квартира национального парка. Мы провели на этом острове первый день, но на следующий выбрали другой более маленький -Пулау -Сапи (то укромное местечко найдено как раз на этом острове).

На этом планирую завершить рассказ о четырёх днях, проведённых в Кота-Кинабалу и его окрестностях.

Следующий раз я буду вещать из Сандакана, а именно из национального парка, расположенного в нижнем бассейне реки Кинабатанган. Там мы увидели всех основных эндемиков острова Борнео, что стало достойном завершением занимательной экспедиции по этому острову.

Другие рассказы этой серии:

Экспедиция на Борнео. Начало

Экспедиция на Борнео. Куала-Лумпур

Экспедиция на Борнео. Кучинг

Экспедиция на Борнео. Бидайю

Экспедиция на Борнео. Оранг-улу. Раффлезия

Экспедиция на Борнео. Гунунг Мулу

Экспедиция на Борнео. Бруней

Источник публикации

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
12 ⁄ 4 =