Дистанционное обучение ведет к деградации личности. Интервью

5

Франсиско де Гойя. Идиот. 1819
Пандемия коронавируса повлияла практически на все сферы человеческой жизни. Не стало исключением и образование. О «подводных камнях» дистанционного образования и о возможностях компьютерных обучающих систем корреспондент ИА Красная Весна побеседовал со специалистом в области параллельных вычислений, кандидатом физико-математических наук, много лет преподававшим в Российско-Армянском государственном университете и в Ереванском филиале МГУ, Сергеем Рубеновичем Вартановым.

ИА Красная Весна: Сергей Рубенович, сейчас один из вопросов, который беспокоит очень и очень многих, — как учить детей в условиях пандемии коронавируса? В том числе широко обсуждается так называемое «дистанционное обучение», которое некоторые пытаются представить полноценной альтернативой посещению школы, другие же называют чуть ли не диверсией. Что Вы об этом думаете?

— В 2019–2020 годах природа напомнила нам в очередной раз (а в истории человечества таких случаев множество), что мы являемся биологическим видом, которому она иногда подбрасывает проблемы выживания. И в данном случае не столь важно, рукотворные эти проблемы или нет. Случилось.

В этой связи очень остро встал вопрос: как мы будем обучать наших детей в условиях эпидемий и карантинов? Если какие-то производства мы еще можем относительно безболезненно сократить или приостановить, то учить детей нужно беспрерывно. Иначе во взрослую жизнь они войдут великовозрастными недоучками.

Ну а значительное количество недоучек — это угроза будущему и общества, и государства. То есть проблема имеет, как нынче сказали бы, экзистенциональное значение.

На слуху так называемое «дистанционное обучение». Но с ним надо прояснить принципиальный момент: выступает ли оно в качестве фундаментальной концепции образования или же в качестве частного, возможно, повторяющегося, но эпизодического явления.

Говорить о втором варианте проще: он более техничен что ли, является следствием объективных обстоятельств.

Да, карантин. И он конечен. Да, дети и молодежь должны быть изолированы, да, процесс обучения должен быть продолжен. И если в былые времена болеющих или изолированных детей посещали учителя или одноклассники, помогая им не отстать, то в условиях массового карантина, конечно же, ни о каких посещениях речи быть не может.

Вот и остается в современных условиях полагаться на научно-технический прогресс: на компьютеры, сети, обучающие программы и так называемые онлайн-уроки.

Проблемы есть и здесь. Не все семьи способны обеспечить подрастающее поколение необходимыми техническими средствами. Тут должно озаботиться государство и спонсоры. Без обеспечения всех обучающихся необходимой техникой, хотя бы минимальными условиями для занятий не обойтись никак. Это, если хотите, ключевое условие для социально ориентированного государства и общества.

ИА Красная Весна: Казалось бы, высокие технологии, технический прогресс… Но что такие обучающие программы могут дать детям, даже если они все будут обеспечены компьютерами?

— Тут нужно сказать о возможностях компьютерных обучающих систем. Тема, на самом-то деле, старая. Ею плотно занимались в СССР, в том числе и известные мне коллеги в 1980-е годы.

В тот период в сфере моих интересов находились более общие вопросы представления знаний, смыслов, информации формальными математическими средствами и их интерпретации.

А потому я могу уверенно утверждать, что все обучающие системы были построены и будут построены на схематических основах. И учить будут схематично, в определенных границах подаваемой информации. Не знаний, по существу, а именно информации, так как знания возникают после осмысления полученных сведений.

По сути, обучающие системы сегодня — это несколько более «интеллектуальный» и интерактивный учебник с подачей не только текстовой, но и обширной графической и видеоинформации.

Другой компонентой обучения могут стать онлайн-уроки с учителем. Здесь возникает первая группа проблем, главная из которых — общение. Конечно, можно организовать так называемые групповые сеансы видеосвязи «учитель-ученики», но это повлечет за собой серьезные (и дорогостоящие!) требования к пропускным возможностям вычислительных сетей.

Менее «живой», но все-таки наиболее приближенный к реальным занятиям вариант. Можно, конечно, и комбинировать способы организации занятий.

Но! Методики обучения становились издревле, со школ Зенона и Фалеса, Сократа и Платона, Аристотеля и множества других мыслителей. Философские школы — это, в первую очередь, школы становления интеллектов, и этики интеллектов в том числе. И только во вторую — непосредственное познание глубоких истин.

Квинтэссенция же процесса образования наиболее емко, на мой взгляд, выражена у Песталоцци, который указывал на «развивающее обучение, базирующееся не на мертвых азбучных истинах, а на непосредственном наблюдении и размышлении ребенка под руководством учителя».

Дополню способом греков, изобретших Диалоги («Диалектику», но несколько не гегелевскую) как способ познания: через обсуждение — к истине. Способом «повивальной бабки» (по Сократу), способствующей рождению истины.

То есть спором, обсуждением препарировалась проблема и синтезировались новые смыслы и знания. Причем диспут проходил не только с учителем, но и с другими учениками. Иными словами — без прямого общения не обойтись.

Повторю: так делали великие греки, к такому же пониманию процесса образования человечество приходило трудами Локка, упомянутого Песталоцци и многих других.

Как втиснуть обсуждение предмета обучения в довольно узкие возможности техники и процедуры ведения занятий — важнейшая задача преподавателя. И вырабатываемых методик преподавания. Возможно, но неимоверно сложно.

Резюмирую: оставлять процесс обучения только на компьютерные обучающие системы категорически нельзя! Компьютеры (читай — программы) не дискутируют!

Однако у нас объявились «новаторы», которые считают, что, изолировав детишек друг от друга и продемонстрировав им выступление учителя с различной степенью театральности (иные в известной стране и кастрюли на головы надевали), а то и вовсе поручив учительство так называемым «Искусственным Интеллектам» (ИИ), мы лихо детвору и «образуем». Причем в обычных условиях, без всяких эпидемий и карантинов. То есть предлагается ввести дистанционное обучение в качестве фундамента образовательной системы.

Но какой важнейшей составляющей мы, внедряя повальное дистанционное образование, лишим наших детей? Общения! И на уроке, и на переменках. Лишим дружбы, встреч после занятий, совместных действий. То есть практики взаимодействия, которую никакими рассказами и информацией не восполнить.

В этой связи процитирую Аристотеля: «Человек по своей природе есть общественное животное». То есть человек не может полноценно существовать вне общества. Более того, человек может развиваться только через общение с себе подобными.

В детсадах, школах и вузах мы прививаем детям навыки быть «общественным животным» — то, что согласуется с нашим естеством. Инициаторы дистанционного обучения в качестве его фундамента, по сути, призывают лишить наших потомков нашей же, данной Природой, сути! Свести до уровня приемника информации и рефлексирующего на нее существа!

Тут будет уместна еще одна формула, которую приписывают Мишелю Фуко: информация есть знания без смыслов. То есть без смыслов наши знания превращаются в наборы символов и систему рефлексов на них (и ЕГЭ, к слову, здесь — только начало). А кто же способствует обретению смыслов, если не учитель — человек и личность?

Припомним и то, как ученые-экспериментаторы работают с интеллектом животных: символ-действие. Подадут сигнал — пойдем, другой — побежим. Наверное, среди тех сигналов будет и призыв «пожрать».

ИА Красная Весна: Но ведь так человек становится автоматом, механизмом?

Вот к подобному нас и потащат: к живым автоматам. И агитаторы такого есть: Греф — из знаменитых, не скрывающих свои помыслы. И логика их понятна: умными и грамотными управлять сложно, почти невозможно.

Доказательств тому, что общение есть основа становления интеллекта и души, человечество накопило множество. Напомню о «маугли» — детишках, утащенных в джунгли и выросших среди животных.

Психологи установили, что порог для возможного (и то неполноценного) восстановления такого ребенка — возраст найденыша в 12-13 лет. Найденных позже детей-маугли ждет ранняя, к 20 годам, смерть. Киплинг не зря направил своего героя к людям.

Наш мозг не умеет пережить недоразвитость в главном: в общении с себе подобными.

И еще из важного. Без общения мы будем лишены такого ключевого качества как коллективные социальные устремления и способности к протесту тоже. Мы не вырастим граждан. Общество перестанет быть способным не только к общественным революциям, но и к эволюции.

Очень удобное обстоятельство для правителей.

В публичной сфере не раз звучали тревоги по поводу возможного превосходства Искусственного Интеллекта (ИИ) над интеллектом естественным, человеческим. Все последние годы я успокаивал, возмущался спекуляциями, письмами с подписями всяких знаменитостей, призывал коллег вспомнить математику, ну и прочее.

А сейчас спохватился! Искусственный интеллект может превзойти человеческий интеллект не в случае своего развития (а некоторые видят искусственный интеллект именно таковым, бесконечно развивающимся, чему на самом деле есть теоретические пределы, математические «невозможности», о которых я не раз писал). Искусственный интеллект когда-нибудь дорастет до своих порогов.

А вот человеческий интеллект может деградировать до уровня ИИ и ниже. Не искусственный интеллект дорастет до «порабощения» людей, а интеллект людей будут низведен до уровня простейших «порабощаемых» автоматов. В свете последних идей по «дистанционному обучению» такие перспективы вполне возможны.

ИА Красная Весна: Что, на Ваш взгляд, мы, взрослые, должны сделать, чтобы дети выросли настоящими людьми, а не «живыми автоматами»?

Сохраним нашим мальчишкам возможность дернуть одноклассницу за косичку! А той — съездить портфелем в ответ! С подобного, как мы знаем, могут начинаться замечательные истории глубоких чувств и взаимоотношений. И человечности.

Источник ИА Красная Весна

 

Ссылка на источник
Читайте также