Десять дней в Тунисе

21

В надежде на индульгенцию

Покаюсь и буду прощён, во всяком случае, очень на это надеюсь. А прегрешение моё серьезное и состоит оно в том, что упал я с вершины туристического Олимпа в самую бездну, на самое её дно, добровольно и в здравом уме отправившись в новую поездку не самостоятельно или в составе малочисленной группы по авторскому маршруту, как это было в последние лет десять, а в статусе «пакетного туриста».

Именно так, свободный дух путешествия променял я на банальный пакетный тур от известного российского туроператора. В этом и состоит моя вина, в этом сейчас я и каюсь. Что я могу сказать в своё оправдание? Попробую представить себя в более выигрышном свете.

Во-первых, речь идёт не о Кемере или Анталии с паразитарным времяпрепровождением по системе «всё включено». Такое, конечно, было в моей жизни, но давно, а значит, в расчёт не берётся.

Эта была поездка в Тунис, с проживанием в обычном городском отеле, со скромным полупансионом и обширной экскурсионной программой.

Да, воспользовался я готовым туром, рассчитанным на массовое потребление, против чего восставал всей своей душой. Но провёл время в этой стране достаточно активно, с пользой, объездив, наверное, не менее трёх четвертей её территории.

Тут надо сказать, что это сейчас Тунис, словно старый пыльный шкаф, задвинут в дальний угол, подальше от мировой общественной жизни. А ведь когда-то его территория была одним из центров развития цивилизации. Одни развалины Карфагена чего стоят, реальное свидетельство римского, а косвенно и финикийского периодов в истории региона.

А мечеть в Кейруане, первая, между прочим, на африканском континенте. Это уже следы арабских завоеваний.

Продолжать можно долго, вспоминая и османов и французских колонизаторов.

Да и современная политическая жизнь в стране, тесно переплетённая с событиями последних лет в соседних странах Северной Африки и Ближнего Востока, переживающих последствия «арабской весны» меня интересует чрезвычайно. Как люди, не без влияния извне, но всё же самостоятельно, разрушили свою относительно сытую, и относительно спокойную жизнь в надежде на некие либеральные ценности? Ответ на этот сложный вопрос актуален и для нашей страны.

В Тунисе последствия недавних революционных волнений тяжелы, но всё же не смертельны для страны. Падение уровня жизни и спад в экономике, безусловно, серьёзное испытание, но на фоне ужаса гражданской войны в соседней Ливии или в той же Сирии выглядят как насморк вместо чумы.

На многие вопросы, мне интересные, я получил ответы, и столь примитивный формат организации поездки был моему любопытству не помеха. И всё-таки, почему пакетный тур.

Во-первых, это, конечно, удобно. Прямой чартерный рейс из Краснодара, длившийся менее четырех часов, был недоступен для самостоятельных путешественников, а распространялся исключительно пакетом через турагенства. Согласитесь, удобно, когда часов этак в 11 утра ещё чешешь за ухом своему псу, а к вечеру этого дня уже имеешь свой ужин в одном из отелей на севере Африки.

И не надо думать про трансферт из аэропорта, про заказ отеля или апартаментов. Всё за тебя сделали специально обученные люди.

Ещё раз скажу, я ненавижу такое стадное перемещение и пошёл я на него, исключительно потому, что оно было единственно возможным. Однако, признаю, это было удобно.

А ещё это стоило совсем недорого, менее 500 долларов за десять дней, за всё про всё. С перелётом, проживанием, двухразовым питанием и прочими приятными бонусами. Такая небольшая стоимость услуги, и редкая удача, и наказание. Оно, конечно, классно когда что-то достается без серьёзного ущерба для бюджета семьи, но при этом надо понимать, что доступно это благо не только для тебя, но и для многих. Потому летели переполненные чартерные самолёты не только из Краснодара, но и из Сыктывкара, и Казани, и Перми, и прочая, и прочая, и прочая.

Никакой элитарности, никаких уникальных впечатлений.

Наших там много, причём временами казалось, что ты не в Суссе, а в Анапе или Геленджике. Кругом слышна русская речь, и не только от туристов, но и от местных, этих самых туристов обслуживающих.

— Подходи друг, смотри рубашки, большой размер тоже есть, — мог услышать я вслед на достаточно чистом русском от какого-то арабистого вида торговца, у которого и сомнения не возникало, что я говорю именно на русском языке. Хотя нет, пару раз меня принимали за немца, а один, ориентируясь на мои габариты, стал гадать: Сербия? Литва? Значит, кроме наших соотечественников и чужестранцы отдают должное отдыху в Тунисе.

Что-то тянет меня в этот регион в последнее время. И, наверное, это не случайно. Вот только за последний год я периодически возникал в той или иной стране Средиземноморья и рядом с ним: декабрьский вояж на Мальту с заездом на Сицилию, майский марш-бросок по Андалусии, Гибралтару и Португалии.

Это на первый взгляд, кажется, что у тех стран не так много общего с Тунисом. Начнёшь копать, так найдёшь массу пересекающихся моментов.

Ну вот, например, на одной из этих фотографий андалусийская Кордоба, на второй тунисский Сиди-Бу-Саид.

И тут и там, мавританское наследие. И таких примеров немало.

Исследование региона продолжу и далее. Уже этой осенью будут три новые страны, две из которых, что на Ближнем Востоке, объектами массового туризма уж точно не назовёшь.

Так что махровым пакетником я не стал. Воспользовался случаем, прокатился, но злоупотреблять таким форматом поездок далее не планирую. Вот так, исповедовался и легче стало.

Выборы президента

И был я в Тунисе всего десять дней, а стал свидетелем серьёзных политических событий для этой страны. В тот период прошёл первый тур президентских выборов. Выбирали очередного президента Туниса, пятого с момента обретения страной независимости.

Уверен, что для большинства из вас это событие осталось малозамеченным, а, между прочим, это достаточно интересная история. Доложу кратко, в порядке политинформации.

Начну с того, что очередные выборы должны были состояться лишь в ноябре этого года, по окончанию первого срока четвёртого президента Туниса Аль-Баджи Гаид ас-Себси. Тот, надо сказать, планировал принимать участие в выборах и на следующий срок, но неожиданно умер в июле этого года. Ну как неожиданно, в таком возрасте этого следует ожидать в любой момент. Ведь было парню уже 92.

К временному исполнению обязанностей, до избрания нового президента, приступил спикер парламента страны Мухаммед ан-Насер и правящая элита питала надежды остаться у власти и впредь. Но результаты первого тура шокировали действующую власть: в лидеры выбился какой-то малоизвестный профессор и сидящий в тюрьме местный медиамагнат.

Как вам такой поворот? Как говорил гид, сопровождавший нашу группу в течение двух дней в экскурсии по Сахаре: претендентов 22 и все как один остолопы.

А ведь какие личности были до этого! Это я так плавно подвёл к главному пассионарию современного Туниса, первому президенту, герою Тунисской Республики Хабибу Бургибе.

Его очень любят в Тунисе, именуя и Освободителем страны, и Строителем нового Туниса и прочими возвышенными эпитетами. «Эра Бургибы» началась 20 марта 1956 года, когда Тунис добился независимости, и произошло это во многом благодаря воле «Combattant supreme» («Верховного борца»), как уважительно называли Бургибу.

Лидер национально-освободительного движения Туниса Хабиб Бургиба, после обретения страной независимости сначала стал главой правительства, а позже и президентом, заложив своей политикой основы самого светского государства в арабском мире.

Будучи вдохновлённым восторженными рассказами о Бургибе двух гидов, сопровождавших нас на экскурсиях, кстати, весьма образованных тунисцев и очень критично относившихся к нынешней политической ситуации в стране, я внимательно ознакомился с биографией этой легендарной для Туниса личности. Выделю, наверное, четыре момента в политике президента Бургибы, которые, без сомнения, определили современный политический облик Туниса.

Во-первых, его усилия по низложению монархии и переход к республиканской системе правления практически сразу после того, как Тунис стал независимым государством. Ведь именно он произнёс последнему монарху Туниса знаменитую фразу, что теперь он обычный гражданин Тунисской Республики, как и все остальные. Причём изменение формы правления в стране прошло без какого-либо гражданского противостояния и уж тем более кровопролития. Просто парламент страны принял такое решение, и все тунисцы это решение приняли.

Во-вторых, чёткая и последовательная политика Бургибы по выводу своей страны из-под французского влияния.

Ведь предоставив в 1956 году независимость Тунису, Франция и не собиралась выводить с территории страны свои войска. В те годы французы подавляли освободительное движение в соседнем Алжире, а ещё совместно с Британией и Израилем участвовали в агрессии против Египта, руководимого тогда знаменитым президентом Гамаль Абдель Насером.

Так что, Тунис был важен для Франции как некий стратегический плацдарм. Особенно долго военно-морская база Франции, находилась в расположенном на самом севере Туниса городе Бизерта. К сожалению, мне не удалось побывать в этом тунисском городе-порте, в который в 1920–21 годах пришли 33 корабля Русской эскадры из Севастополя. Этот провинциальный городок знаковое место и для российской истории, но в первую очередь, конечно, для тунисской. В 60-х годах 20-го века политическая обстановка вокруг военной базы Франции в Бизерте обострилась до предела, были и военные столкновение, были и дипломатические переговоры, на которых позицию Туниса поддерживал Советский Союз, в результате чего французы уступили и окончательно ушли из Туниса в апреле 1963 года.

Это очень важное достижение президента Хабиба Бургибы.

В-третьих, хотя, может быть, это и самый главный успех первого президента, который его и прославил, это «освобождение женщины». Бургиба осуществил радикальные реформы, направленные на реальное изменение положения женщины в обществе. Он инициировал введение свода семейного права взамен старых шариатских норм. В результате был изменён традиционный уклад жизни тунисского общества, когда законодательно было запрещено многожёнство.

С того времени, а именно с 1956 года тунисские женщины самые эмансипированные в арабском мире. До этого женщины Туниса всю свою жизнь проводили взаперти, так их прятали от чужих мужских взглядов, обеспечивая тем самым их безопасность. В результате женщины не имели абсолютно никакой социальной значимости и совершенно не занимались никакой интеллектуальной деятельностью.

Сейчас Тунис называют самой европеизированной арабской страной. Это реально заметно в обычной жизни местных. На улицах встречается немало женщин одетых по строгим мусульманским канонам, но это их выбор. Потому как, ещё большее количество женского населения ни по одежде, ни по образу жизни ничем не отличаются от своих товарок в европейских государствах.

При этом и статус туниской семьи по принципу равноправия и взаимной ответственности супругов соответствует нормам светского государства.

Четвёртым важнейшим достижением президента Бургибы стала ликвидация безграмотности и вообще реформы в сфере образования. В 1956 году 84% населения было неграмотно, это факт. Просвещение было поставлено под контроль государства, на финансирование которого выделялось до 15 процентов государственного бюджета. При проведении реформ в образовании в качестве ориентира была выбрана французская система образования, а французский язык, кстати, стал вторым государственным языком в стране.

Можно было бы рассказать и про экономические реформы первого президента Туниса, но, наверное, особой необходимости в этом уже нет. Масштаб его личности и заслуги перед собственной страной понятны.

Хотя в экономике к 70-м годам накопилось очень много проблем: свертывание программ индустриализации из-за нехватки средств, имущественное расслоение, увеличение безработицы.

Ситуация в экономике особенно обострилась к середине 1985 года когда резко упали мировые цены на нефть, продажи которой обеспечивали до 40 процентов экспортных поступлений. Эту ситуацию мы помним и на примере Советского Союза, которая, возможно, и привела к его распаду.

В Тунисе же проблемы в экономике спровоцировали политический кризис. В обществе возник запрос на «твердую руку». Кандидатом на эту роль оказался ранее не причастный к большой политике генерал Бен Али — выпускник престижного военного училища Сен-Сир во Франции и американской Senior Intelligence School. Он и стал в ноябре 1987 года вторым президентом страны. Отстранение Хабиба Бургибы, превратившегося к концу своего правления в немощного старца, да ещё и страдающего слабоумием, прошло спокойно и без жертв.

Правящая партия осталась у власти, но пришел новый авторитетный лидер, достаточно компетентный, который в новой редакции интерпретировал ориентиры в развитии страны, заложенные в своё время Хабибом Бургибой.

Вот уж удивительно! В тот день, когда я улетал из Туниса домой, второй президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али умер в предоставившей ему политическое убежище Саудовской Аравии. Он успешно переизбирался на пост президента пять раз. Каждый раз с результатом более 90% голосов, в общей сложности руководя страной 23 года.

В 2011 году он был свергнут в результате «жасминовой революции», хотя, казалось, ничего не предвещало такого драматического конца. Одной из причин произошедшего переворота называют переизбыток людей с европейским высшим образованием. Неожиданно? Да, безработица среди образованной молодёжи одна из причин той так называемой революции. Вторая, это наличие образованного среднего класса, представители которого, добившись определённой экономической независимости, возжелали адекватной политической свободы.

Политическую систему, выстроенную Бен Али, нельзя было назвать ни тоталитарной, ни фашисткой. Это была просто власть силовиков, не терпящая никакой оппозиции. Все СМИ были поставлены под жесточайший контроль. Такой политической обстановке в стране сопутствовала коррупция, семейственность и безнаказанность правящей элиты. Типичная ситуация для многих стран, правители которых слишком долго занимают свои руководящие посты.

Формальной причиной революционных событий стало самосожжение дипломированного специалиста Мохаммеда Буазизи на главной площади города Сиди-Бузид. Парень не смог найти работу по специальности, торговал фруктами. Полиция придралась к документам, конфисковала фруктовый лоток, в отчаянии молодой человек публично убил себя.

С этого начались массовые манифестации, прежде всего образованной молодёжи, потом и всё больших слоёв населения. Бен-Али изначально не стал беспощадно подавлять протест, обещал протестующим политические поблажки, а также то, что в 2014 году не будет баллотироваться на новый срок.

Позже, по ходу развития событий, испугавшись потока волнений, ввёл чрезвычайное положение в стране. В итоге он был свергнут, и бежал в Саудовскую Аравию.

Определённые аналогии с нынешней политической ситуацией в нашей стране слишком очевидны. Но важно знать и помнить, что случилось после революций, в тех же арабских странах или в более близкой к России славянской стране. Случилось полное разочарование, а ещё резкое падение уровня жизни, военные конфликты, а иногда и развал государства.

Например, до «арабской весны» в Тунис приезжали миллионы ливийцев. Приезжали они в эту страну на отдых, оставляли миллионы долларов. После падения ливийского «диктатора» Каддафи в Тунис снова приехало много ливийцев, около двух миллионов, но теперь уже в качестве беженцев. Привести другие примеры? Думаю, особой необходимости в этом нет.

Что касается именно Туниса, то эта страна отделалась сравнительно легко. Никаких особых демократических свобод после революции граждане Туниса не получили. К власти пришли исламисты, пытавшиеся вместо светских законов ввести нормы шариата. Они репрессировали и убивали уже своих оппозиционеров. На парламентских выборах 2014 года исламистские партии проиграли, страна опять стала развиваться по светскому пути.

Кто будет пятым президентом Туниса не так уж и важно. Ясно одно, это не будет второй Хабиб Бургиба. Сейчас перед страной стоят не сильно великие задачи, важно стабилизировать политическую ситуацию и вывести экономику на уровень до «жасминовой революции». Задачи сложные, но реальные. А вот в соседней Ливии перспективы менее радужные.

На этом думаю политинформацию о текущей ситуации в Тунисе завершить, в курс дела ввёл, будем следить за ходом развития событий.

Я же из Туниса планирую ещё, как минимум один материал представить, может даже и два. Есть вопросы, в которых хотелось бы разобраться.

Ссылка на источник

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
38 ⁄ 19 =