Анита Грэй: «У детей есть шанс спасти эту планету для себя.»

37

Анита Грэй. Фото Салавата Хадыева.

Анита Грэй с детства мечтала стать дизайнером одежды, чтобы создавать красивые платья, и упорным трудом добилась, чтобы мечта стала реальностью. Успешно окончила элитный университет Goldsmiths в Лондоне, сделала карьеру, о которой только может мечтать любой начинающий дизайнер одежды: работа на Неделе высокой моды в Милане (Milan Fashion Week); дизайнер вышивки для Лаурен Шенли (Lauren Shanley, Лондон, Великобритания); консультант по маркетингу в Гонконге… Всего за несколько лет Анита поработала в 11 странах мира (!), где воочию увидела всю нелицеприятную изнанку производства текстильной продукции и одежды. Этот опыт изменил всю ее жизнь. Она поняла, что стремление к красоте и потребительство, не имеющее границ, неизбежно приведет к гибели планеты и всего живого.

“Мы покупаем больше одежды, чем нам нужно. А тем временем индустрия моды не только производит много мусора, но тратит много природных ресурсов на создание одежды, которую мы приобретаем”, – говорит Анита.

Сегодня все свое время девушка посвящает встречам с молодежью в разных концах земного шара, на которых делится своим опытом и призывает быть рациональными и бережными по отношению к природе. Кстати, будучи лингвистом по первому образованию, она свободно владеет английским языком, разговаривает на турецком, на базовом уровне знает немецкий и итальянский.

В декабре прошлого года Анита Грэй встретилась с итальянской молодежью в Неаполе и Риме, а также стала гостем на лекции для молодых журналистов, которую я проводила в римской русскоязычной школе «Мой русский мир». Ребята были так тронуты рассказом Аниты, что время запланированной встречи затянулось еще на два часа.

А позже мы побеседовали о “грязной” стороне модной индустрии, ее экологических последствиях и путях решения проблемы.

Анита Грей на встрече со слушателями Школы журналистики в Риме. 2019 г. Фото автора.

Planet360.info: Анита, с чего начался ваш путь к осуществлению мечты?

Анита Грэй: Получилось так, что когда мне было 12 лет, родители не смогли купить мне вторую юбку для школы. После распада Советского Союза они, как и многие другие, испытывали финансовые трудности и у них не было возможности радовать меня новыми вещами. И мне пришлось самой перешить юбку из старой ненужной маминой юбки. Следующие 10 лет я постоянно перешивала одежду из старых вещей для себя, членов семьи и на заказ. Хотя признаться в этом окружающим меня людям было стыдно.

Поскольку мне всегда приходилось смешивать цвета и фактуры, то теперь, как мне кажется, это моя самая сильная сторона. За 20 лет производства одежды миксование уже стало частью меня.

Моей главной мечтой было отучиться в Лондоне на модельера и купить цельный кусок розовой ткани и сшить из него платье!

— Удалось реализовать мечту?

— Да. Я получила образование в престижном университете Goldsmiths в Лондоне! При поступлении конкурс был огромным — из 150 кандидатов принято было только 7 человек. Попытать счастье приехали соискатели со всего мира. Я сначала не совсем поняла критерии отбора приемной комиссии. Но потом стало ясно: ставка делалась на представителей разных стран, чтобы каждый из нас уехал в свою страну и пытался растрясти общество, чтобы оно по-другому стало смотреть на вещи. Самый сильный дизайнер – не тот, кто умеет только красиво рисовать, а человек, который следует в своей работе этическим нормам.

И сегодня дизайнеры пытаются производить вещи, которые будут насильно менять потребительские привычки человека. Не достаточно чтобы вещь была просто красивой. Сейчас диапазон моды широкий, все носят что хотят. И дизайнеры одежды уже стали задумываться о том, что представляет собой их бренд. Поэтому появилось много дорогих сумок, сшитых из постеров, много используется вторсырья…

фото с сайта: https://imagoearth.org/2020/01/14/the-hidden-costs-of-clothes/

Статистика из сети Интернет в цифрах: Почти 13 млн. тонн текстильного мусора США (до 85% купленных вещей) оказывается на свалках каждый год лишь в США. В 2014 году в Америке выбросили около 16 миллионов тонн текстильного мусора, из которых только 2,62 миллиона тонн были переработаны, 3,14 сожгли для получения энергии, а оставшиеся 10,46 отправились на свалки.

— Как встретила новоиспеченного новатора в вашем лице Родина? В какие Дома моделей пригласили на работу?

— К сожалению поработать в России дизайнером мне не удалось. После окончания университета в качестве модельера костюма в 26 лет карьера не складывалась. В общей сложности я получила около 30 отказов в Москве, а на одном собеседовании мое портфолио швырнули с такой силой, что оно улетело на пол!

А спустя два года я тихо про себя улыбалась, когда рисовала эскизы для Недели моды в Милане. И вот тогда я поняла, что просто есть шмотки – одежда, которая здесь и сейчас, а есть одежда будущего, при изготовлении которой учитываются этические нормы, экологический фактор и уважение к нашей планете. И, скорее всего, те компании, которые меня нанимали, а я работала в 11 странах мира (!), смотрели на то, как я подхожу к разработке одежды, и насколько для меня важно, чтобы крой был в моде и через 20 лет, что очень сложно предугадать. Я хотела создавать одежду не просто удобной и красивой, но которую после долгой носки можно утилизировать, причем не только ткань, но и пуговицы, нитки. Таким был мой концепт.

Участие в международных фестивалях моды и программах принесло Аните много побед. Вот лишь небольшая часть из них:
2019 – 2016 г.г., четырежды победитель престижной премии Goldsmiths trophy award (Лондон, Великобритания);
2018, победитель 12-го Международного фестиваля моды Sangju Silk, (Сеул, Корея),
2017, победитель Orwell Prize Award (Лондон, Великобритания).
2016, победитель Student Enterprise Boot Camp, (Лондон, Великобритания).
2014, победитель стажировки с модным брендом Dice Kayek (приз VandA Jameel III), Казань, Россия.
В 2010 г. Анита Грэй была зачислена в книгу «Талантливые дети России 2010» (Москва, Россия).

— Кстати, а розовое платье все-таки удалось сшить?

— Интересно, что до розового платья так дело и не дошло. Хотя в последующем я и ткань уже себе могла позволить купить, но вот только после того, как я отказалась от покупки одежды 7 лет назад и даже новой ткани 3 года назад – мечта про розовое платье, так и останется нереализованной, просто потому что в моей новой жизни это не вписывается в мою философию потребления, как будто это больше не интересно, в таком платье нет вызова. Да и розовый цвет я больше не люблю. Надо же, я даже и не задумывалась об этом до того момента, как Вы мне задали этот вопрос!

— У вас много единомышленников?

— К счастью, есть. Сейчас ко многим моим коллегам приходит понимание, что постоянным увеличением потребительских аппетитов, мы поганим нашу планету и сами себе портим и сокращаем жизнь. Я являюсь представителем течения Fashion Revolution, которое задает неудобный вопрос относительно того, кем и в каких условиях производится наша одежда. Из всех зарегистрированных на бирже компаний, производящих одежду, только 68 компаний, каждая из которых выпускает по 10 брендов (!) готовы вести откровенный разговор, кем, где и как производится их продукция.

О серьезности проблемы говорит и тот факт, что последние 7 лет ежегодно стали отмечать День экологического долга перед планетой. В прошлом году он пришелся на 23 июня. Этот день как тревожная кнопка говорит о том, что на сегодняшний день все, что земля могла нам дать и утилизировать мусор, она уже сделала. Мы живем в долгу! И на данный момент нам нужна 1,7 таких планет, как наша.

— Какой случай стал ключевым в изменении твоего сознания?

Фото Марко Паломби (Marco Palombi). www.marcopalombi.it

— Больше всего меня потрясла история, которая произошла со мной в Индии. Я приехала туда на работу и очень обрадовалась, что попала в промышленный район. Но в последствии столкнулась с тем, к чему не была готова. В полуподвальном помещении я увидела детей, которые расшивали бисером и золотом сари (они работают не только для индийского, но и для европейского рынка). И я задумалась о своем детстве, когда мы беззаботно играли в казаков-разбойников, о чем-то мечтали, мама покупала мне красивые платья… А они веселые и счастливые (!) сидели в сыром полуподвальном помещении, в ужасных условиях, где не было и речи о мерах по обеспечению безопасности. Сначала, когда я туда зашла, мне было не по себе. Я понимала, что это неправильно – использование детского труда, и низкая заработная плата. Этих ребят лишили детства. А ведь они, наверное, как и все дети, о чем-то мечтают?! Но их жизнь, скорее всего, предрешена – они так и будут заниматься шитьем. Они мне дали иголку и спросили: «Хочешь попробовать?». Мне тогда было 28 лет и я подумала, что это интересно. И вот тогда я поняла, насколько это сложно физически. За короткое время работы я ощутила боли в спине. Появилось отчаяние, что я не могу помочь этим маленьким детям, моим товарищам…

Другое потрясение – огромные горы мусора и голодные раздетые дети рядом в надежде найти игрушку.

Фото Марко Паломби (Marco Palombi). www.marcopalombi.it

Справка: По данным ООН, на сегодняшний день более 218 млн детей в возрасте от 5 до 17 лет вынуждены работать, 152 миллиона являются жертвами современного рабства, а 73 миллиона из них заняты опасным трудом. Текстильная промышленность была первой, воспользовавшейся механической силой, но она была и первой, начавшей эксплуатировать детский труд.

— Есть такая жизненная аксиома: хочешь изменить мир, прежде всего начни с себя. Какие коррективы ты лично внесла в свою жизнь после такого горького опыта?

— Начала с того, что 7 лет назад я перестала покупать новые вещи. Донашиваю одежду, бывшую в употреблении, которую мне отдают знакомые и друзья, либо перешиваю из старья. И даже родной брат часто высказывает мне свое непонимание. Объясняю и ему тоже, что главной движущей силой перемен должны стать потребители. Наша зона ответственности начинается, как только вещи оказываются в магазинах.

Статистика из сети интернет: По данным опроса, проведенного летом 2018 года немецкой компанией грузоперевозок Movinga, в котором приняли участие 18 тысяч человек из 20 стран, в лучшем случае мы носим половину всех имеющихся у нас вещей, а то и треть. Согласно статистике американцы купили в пять раз большее количество одежды в 2014 году, по сравнению с 1980 годом.

— Наверное это тяжело для молодой красивой девушки?

— Я занимаюсь осознанной модой, но даже мне было сложно отделить себя, свои профессиональные моменты и повседневную жизнь. Но постепенно желание проводить время в магазинах и делать бессмысленные траты, собственноручно подпитывая процесс затоваривания, и поддерживать вредное для всего человечества производство, полностью пропало.

Фото с сайта: www.asnycnowradio.wordpress.com/environment/bangladesh-dumping-dye/

По статистике, у каждой женщины в гардеробе имеется примерно 7 пар джинсов, из которых носится только 3. У меня было больше. Джинсы – это всегда модно и удобно. Но все самые эффектные моменты, связанные с джинсами, – окрашивание, нанесение рисунков — самые токсичные. Получается, что мы травим не только людей, которые создают ткани и шьют для нас одежду, но все отработанные стоки предприятий легкой промышленности попадают в мировой океан, а потом на молекулярном уровне разносятся по всему миру. В результате все эти токсины, найденные у берегов Азии в промышленных зонах, были обнаружены у берегов Северной Америки! Как говорится, по-братски все разделили, благодаря круговороту воды в природе.

Статистика из сети Интернет: Для выращивания хлопка требуется огромное количество воды. По данным Всемирного фонда дикой природы, хлопок используется для производства почти половины всей одежды на земле. В то же время, 73 процента выращиваемого в мире хлопчатника произрастает на почве, которая требует обильного орошения, что ставит под угрозу мировые запасы питьевой воды. Более того, искусственная ирригация разрушает местные экосистемы. В среднем для производства одежды для одной семьи требуется 1000 ванн воды. Одна из самых разрушительных экологических катастроф, созданных человеком, также была спровоцирована выращиванием хлопка. В 1960 году, с целью поддержки хлопковых плантаций на территории Узбекистана и Казахстана, было изменено течение двух рек, впадавших в Аральское море. Это привело к тому, что от Аральского моря почти не осталось и следа.

— Сейчас, насколько я понимаю, вы уже не занимаетесь дизайном? 

— На сегодняшний день моя миссия – просветительская. В разных странах мира я провожу с молодыми людьми воркшопы (workshop в переводе с английского языка означает «рабочая мастерская»), чтобы рассказывать им об обратной нелицеприятной стороне мира моды, которую я увидела, работая в Индии, Турции, Марокко и других странах. Это голодные дети, беременные женщины, инвалиды, задействованные в токсичном производстве… От канцерогенных красителей, используемых при окрашивании джинсовых изделий в том числе, дети и взрослые умирают от рака. И производителям это безразлично!

После всего увиденного вернуться к обычной жизни и к работе в качестве дизайнера одежды очень сложно, потому что впоследствии приходит понимание: все, что ты нарисуешь в красивой дизайнерской студии будет производиться этими людьми. Люди начинают задумываться только тогда, когда проблема приходит к ним в дом. Поэтому после глубокой депрессии я начала проводить бесплатные воркшопы для молодежи.

Статистика из сети Интернет: Производство многих синтетических тканей также косвенно влияет на окружающую среду. Например, нейлон при производстве влечет к выбросам закиси азота, который является парниковым газом, в 300 раз более мощным, чем углекислый газ. И полиэстер, и нейлон также расщепляются в стиральных машинах, что приводит к накоплению микропластмасс в водных системах. Ученые утверждают, что теперь микропластмассы прокладывают путь в нашу пищевую цепь.

— Как обычно проходят такие встречи?

— На них я рассказываю о детях, задействованных в модной индустрии, о токсичности производства и одежды, которую мы носим. Таким образом привлекаю внимание к проблеме. Например, люди не знают, что яркий цвет не может быть натуральным, что на производство хлопка и джинсовой ткани тратится непозволительно огромное количество воды, а синтетические ткани подлежат очень долгому распаду, что вредные токсичные отходы от производства тканей попадают в океан и разносятся по всему миру, нанося непоправимый урон природе, фауне и человечеству! Наряду с этим я показываю детям как из старых вещей делать новые. Одна девочка была очень сильно удивлена и сказала: «Не знала, что из старой кофты можно сшить такую красивую куклу!».

Стараюсь изменить отношение молодежи к секонд-хэнду, где любая поношенная вещь получает право на вторую, третью жизнь. Я надеюсь, что в каждом из нас есть что-то человечное. И каждый раз, покупая новую вещь, мы должны задумываться о том, где она была произведена и в каких условиях.
А еще пытаюсь пробудить у детей интерес к созданию этичных бизнес-проектов, которые могли бы быть полезны обществу с точки зрения снижения потребления и сохранения экологии и здоровья человека.

Статистика из сети Интернет: Многие текстильные фабрики также сбрасывают необработанные химикаты в реки, и именно они ответственны за некоторые наиболее загрязненные реки в мире. Сброс ядохимикатов, используемых главным образом для покраски тканей, сделал большие части крупнейших рек, таких как река Ситэрум в Индонезии и Чжуцзян в Китае непригодными для жилья, рыбалки и обитания речных животных. Высокие показатели рака и других болезней были обнаружены в сообществах, живущих рядом с сильно загрязненными реками, особенно около текстильных фабричных стоков.
Статистика из сети Интернет: Так, в 2015 году этот сектор текстильной промышленности выбросил в атмосферу 1,2 миллиарда тонн парниковых газов — это больше, чем за тот же период произвели все самолеты и корабли в мире. На модную индустрию также приходится пятая часть всего объема загрязнения пресной воды на планете.

— Все элементарно сводится к любви к себе, любви к окружающему нас миру и природе… А почему ты выбрала именно детскую аудиторию, а не взрослых, ответственных за принятие решений?

— Потому что у детей нет страха, как у взрослых, сделать что-то не так, быть неправильно понятыми. У них есть шанс спасти эту планету для себя.

— Какой совет вы могли бы дать модницам, чтобы всегда оставаться в тренде и при этом не наносить урон окружающей среде.

— Покупать реже, но более качественные и долго живущие вещи, предметы ответственных производителей, винтажные, а не новые вещи. Например, в легендарном магазине Procell в Нью-Йорке в основном торгуют редкими футболками, но и к классическому люксу там тоже можно приобщиться. Как отмечают эксперты, винтажный люкс хорош тем, что является добротным и статусным, но при этом не создает дополнительную нагрузку на окружающую среду. Еще очень внимательно нужно относиться к составу изделий и не выбрасывать отжившие свое изделия, а сдавать их на переработку. А для начала — осознать, что даже такой маленький шаг может стать частью больших изменений.

Беседовала Елена Булдакова, г.Рим.

P.S. Для меня, автора этих строк, встречи с такими ребятами, как Анита Грэй, образованными, продвинутыми, с высокой гражданской позицией — большая удача и счастье. Они многому нас, представителей старшего поколения, учат, и в то же время вселяют надежду, что будущее нашей планеты именно за такими образованными и прогрессивными молодыми людьми, для которых истинная красота кроется не в  блестящей обертке отфотошопленных фото в соц. сетях,  а в поступках во благо жизни на земле.

Сегодня коронавирус подарил нам время, которые мы вынуждены провести дома в изоляции от внешнего мира. Так давайте используем его во благо — наряду с общением с родными и близкими людьми, чтением книг и другими полезными делами, избавимся от хлама не только в наших душах,  но и заглянем внутрь шкафов, чтобы понять, не вытесняет ли нас одежда из собственных домов? И честно ответим на вопрос: во что все мы превратили дом, в котором живем, — нашу планету?!

Ссылка на источник
Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Solve : *
7 − 1 =